Период, в течение которого Центробанк может выносить предписания банкам, должен быть прописан в законе о банковской деятельности, полагает глава банка «Холдинг-Кредит» Владислав Черников.

Как сообщал Банки.ру, «Холдинг-Кредит» был лишен лицензии 16 мая в связи с неисполнением федеральных законов, регулирующих банковскую деятельность, и нормативных актов Банка России и установлением фактов существенной недостоверности отчетных данных. После выявленных проблем из кредитной организации таинственным образом исчез сервер с документацией, необходимой для осуществления выплат кредиторам, а также другие данные, которые могли свидетельствовать о том, что происходило в банке. В июне банк был признан банкротом. В июле АСВ возместило вкладчикам «Холдинг-Кредита» 5,5 млрд рублей.

«То, что произошло в мае, не итог деятельности, а трагическая случайность. Результат несовершенства нашего законодательства», — заявил в четверг в эфире радиостанции «Эхо Москвы» Черников, передает «Прайм».

«В законе не оговорен период вынесения предписаний, сказано «неоднократно в течение года». Получается, что кредитную организацию можно закрыть за несколько дней, и шансов вылезти из такой петли нет», — добавил он.

Глава банка сообщил, что был готов к тому, чтобы заплатить налоги государству за операции с драгметаллами, но, получив в мае этого года подряд три предписания от регулятора, не успел это сделать. «Первое же предписание сопровождалось блокированием корсчетов, то есть банк фактически оказался замороженным», — заметил он.

Черников предлагает внести поправки в законодательство: «Надо разделять ответственность кредитной организации и ответственность менеджеров, а сейчас за все ошибки платят банки».

В середине ноября сервер «Холдинг-Кредита» был найден вместе с тайником с бумажными документами. «Мы смогли восстановить базу данных. Теперь всем заемщикам планируем направить письма о необходимости возврата ссуд», — отметил тогда первый замглавы АСВ Валерий Мирошников.

Найденные материалы позволили узнать о кредитах, контрагентах, кредитных досье и кредитном портфеле банка на 8—9 млрд рублей.

Случай с потерей базы, причем как бумажной, так и электронной, стал прецедентом для российской банковской системы.