Риски банков, сопряженные с досрочным погашением ими своих долгов перед инвесторами при ухудшении финансового положения, перестанут быть секретом для ЦБ. Регулятор не только будет ежемесячно оценивать объем грозящих банкирам потенциальных расходов, но и обяжет банки скорректировать на них нормативы ликвидности, пишет во вторник «Коммерсант».

Обязанность банков раскрывать ЦБ ковенанты по своим долговым обязательствам — условия, дающие при определенных обстоятельствах (смена собственника, нарушение нормативов, рост просрочки и т. д.) кредиторам право требовать от банков досрочного исполнения долговых обязательств, — предусмотрена в поправках к инструкции «Об обязательных нормативах банков». Вчера проект этих поправок был опубликован Центробанком. Объем требований по облигациям и прочим обязательствам, которые кредиторы банков могут предъявить им к досрочному погашению в случае «срабатывания» ковенант, банки будут раскрывать регулятору в ежемесячной форме отчетности по обязательным нормативам. Для этого ее предполагается дополнить новыми кодами и полями, свидетельствует проект поправок. По особо крупным суммам ЦБ будет затребовать у банков дополнительную информацию для оценки их реальных потребностей в ликвидности. Сейчас ни у Банка России, ни в открытом доступе полной информации о ковенантах нет. Банки раскрывают сведения о них лишь инвесторам в документации к своим долговым заимствованиям. Ковенанты в ней встречаются достаточно часто.

Внимание к потенциальным расходам банков на досрочное удовлетворение требований кредиторов по ковенантам ЦБ впервые проявил около года назад. Тогда представители Банка России сообщили, что рассматривают вопрос о том, чтобы обязать банки раскрывать сведения о ковенантах в годовых отчетах, то есть публично.

Сейчас речь о публичном раскрытии не идет, радуются банкиры. Но и о смягчении подхода ЦБ говорить не приходится. Регулятор будет получать сведения о ковенантах не раз в год (именно с такой частотой публикуются годовые отчеты банков), а ежемесячно. Кроме того, использовать полученную информацию регулятор будет не только в познавательных целях. Как пояснил зампред Банка России Михаил Сухов, опубликованный вчера проект поправок предполагает, что банки при срабатывании ковенант должны будут скорректировать в худшую для себя сторону значения соответствующих нормативов ликвидности (мгновенной, текущей или долгосрочной, Н2, Н3 и Н4 соответственно). Согласно проекту поправок, это должно быть сделано «на следующий рабочий день после возникновения у банка обязанности досрочного исполнения» соответствующих обязательств. Действующая редакция инструкции ЦБ не предполагает учета обязательств банков по ковенантам в расчете нормативов ликвидности. Новые обязанности у банков возникнут уже с 1 января 2013 года.

Больше всего вопросов у банкиров в сложившейся ситуации вызывает масштаб корректировки нормативов ликвидности. Из формулировки ЦБ непонятно, нужно ли учесть в расчете нормативов весь объем требований, которые инвесторы могут предъявить, или только те, что были реально предъявлены, указывают участники рынка. «Если речь идет о корректировке нормативов ликвидности банков на весь объем потенциально возможных к предъявлению требований по ковенантам, это несколько подменяет цели существования нормативов, которые нужны, чтобы отслеживать ситуацию ретроспективно, с учетом уже свершившихся событий», — рассуждает член правления финансовый директор банка «Уралсиб» Юрий Петухов. В нашей практике срабатывание ковенант никогда не приводило к досрочному предъявлению кредиторами своих требований, указывает он. «А для оценки будущих рисков есть другие инструменты, например, то же стресс-тестирование», — отмечает эксперт.

«Когда срабатывает ковенанта, логично, чтобы надзорный орган требовал от кредитной организации дополнительной ликвидности, — пояснил Михаил Сухов. — В каком объеме — зависит от реальных рисков банка. Естественно, в ситуациях, когда риски лишь теоретические, корректировать норматив на весь объем возможных обязательств банкам не придется. Например, когда даже при сработавшей ковенанте облигации банка продолжают торговаться выше номинала, что лишает смысла их предъявление инвесторами к досрочному погашению банку по номиналу».

Впрочем, до реального ухудшения нормативов ликвидности из-за ковенант банкиры доводить дело не намерены. «В конце концов нормальный банк всегда может договориться с инвесторами об отмене той или иной ковенанты или о замене выплат по ней повышением доходности своих долгов», — рассуждает представитель банка из топ-10. «Если следствием наших поправок будет не отток ликвидности у банка, а урегулирование им ситуации с кредиторами и как следствие улучшение его финансового состояния, мы будем только рады, — говорит Сухов. — Это даже больше, чем то, на что мы рассчитывали».