Президент Некоммерческого партнерства (НП) РТС Роман Горюнов в интервью «Коммерсанту», опубликованном в среду, рассказал о деятельности этой структуры, а также о проблемах и перспективах биржевой торговли в России.

По его словам, НП РТС не собирается конкурировать с Московской биржей. «Такая постановка вопроса неверна. Мы не собираемся конкурировать с Московской биржей. Деятельность НП РТС, которое является сообществом профессиональных участников рынка, основывается на интересах этих участников. «Мы для себя выработали три основных критерия, которые мы будем учитывать при выборе проектов и направлений деятельности. Один из них связан со снижением издержек и повышением эффективности деятельности профессиональных участников рынка при работе на российском рынке. Другие два связаны с развитием фондового рынка в целом — это его продвижение в целях увеличения числа инвесторов на рынке и создание продуктов, сервисов, услуг для повышения активности уже существующих профессиональных участников и частных инвесторов. На рынке сейчас стагнация клиентской базы как по числу счетов на рынке, так и по числу активных счетов клиентов. Сейчас вместе с ведущими участниками рынка и со специалистами Московской биржи работаем над созданием совместной программы маркетинга финансового рынка с целью увеличения этих показателей», — заявил он.

Горюнов также рассказал, что «во всем мире существует практика инвестирования с использованием структурированных продуктов», а в России, по его словам, они «не имеют ясной юридической конструкции». «Структурированные продукты — это совмещение разных финансовых инструментов в зависимости от степени риска, на который может пойти инвестор. В мире это очень популярный вид инвестиций. Это может быть банковский депозит с плавающей процентной ставкой, зависящей, например, от значения какого-либо фондового или товарного индекса. В России на основе банковских вкладов такие продукты делать сложно и невыгодно, потому что одно из основных условий в них — это то, что такой депозит создается на определенный срок. В России же банковское регулирование предполагает, что инвестор в любой момент может свой вклад отозвать. С точки зрения создателя структурированного продукта это очень серьезный риск. Сейчас некоторые банки если и делают такой продукт, то в его цену закладывают этот риск, что делает продукт дорогим. А если делать такой продукт не на основе банковских вкладов, это несет в себе определенное налоговое ограничение. Если ты создаешь инструмент из производных опционов и ценных бумаг, то для частного инвестора зачесть в рамках одной налоговой базы и то и другое сейчас нельзя. Соответственно, с точки зрения финансового результата на бумаге картинка красивая, но, когда это по налогам раскладывается, выясняется, что появляется двойное налогообложение. Сейчас мы готовим предложение к регуляторам, для того чтобы эти продукты описать в законодательной базе», — отметил собеседник издания.

Кроме того, он напомнил, что «очень активно обсуждается создание в России индустрии частных финансовых консультантов». «Во всем мире эта индустрия очень развита, в России она тоже существует, но никаким образом не описывается в регулятивном поле», — добавил Горюнов.

 

По его словам, во всех этих проектах НП РТС играет «роль интегратора интересов участников рынка». «Мы отслеживаем идеи и потребности рынка, пытаемся организовать все заинтересованные стороны, помочь технологически, финансово, чтобы эти идеи реализовывались. Однако перед нами стоит задача, чтобы деятельность НП РТС окупалась и хватало денег на новые проекты. То есть, с одной стороны, мы беремся за проекты, полезные рынку, с другой — продукты должны быть коммерчески успешными», — объяснил он.

Говоря о том, что изменилось в управлении биржей после объединения ММВБ и РТС, Горюнов отметил, что «у ММВБ и у РТС были две принципиально разные модели менеджмента». «На ММВБ была более механистическая система. Она работает, как конвейер, но для любого решения требуется большое число шагов. На РТС система была в большей степени основана на личной ответственности за принимаемые решения в рамках полномочий. Сейчас, с одной стороны, у биржи появился универсализм — возможность в одной структуре предлагать всем все продукты. Но, с другой стороны, когда бизнес-модели участников не совпадают на разных рынках, очень тяжело соблюсти интересы всех. Например, встает вопрос: торговать в праздники или не торговать? Валютный рынок в виде банков говорит: не торговать. Срочный рынок брокеров (которых теперь допустили и к валютным торгам), наоборот, торговать хочет. Понятно, что у каждого рынка есть специфика, но должна быть какая-то общая база, и найти этот механизм бирже достаточно сложно», — заявил Горюнов.