Лидеры стран на саммите G20, который пройдет в следующем году в России, могут обсудить проблему теневого банкинга (shadow banking) и возможности по регулированию этого сектора, сообщил журналистам замглавы российского Минфина Сергей Сторчак.

Под определением «теневой банкинг» понимается посредническая деятельность финансовых институтов, которые не являются кредитными организациями.

«Теневой банкинг — тема относительно новая для Совета по финансовой стабильности (FSB), обсуждение начато не так давно. В конце (обсуждения) будут приниматься некие рекомендации по принятию мер регулирующего воздействия на этот сегмент рынка, которые бы на перспективу исключили регулятивный арбитраж», — сказал Сторчак.

Он добавил, что перед определением регулирующих мер необходимо пройти первый этап — договориться на глобальном уровне: что такое теневой банкинг, из чего он состоит. «И как раз по этому направлению договориться пока не получается», — отметил он, пояснив, что у каждой юрисдикции есть свое понимание этого сегмента и его границ.

Сторчак напомнил, что если меры по регулированию банковского сектора последние годы обсуждались и принимались достаточно активно, то по регулированию этой сферы, представляющей собой довольно большой сегмент финансового рынка, практически ничего не предпринималось.

«Регуляторы с удивлением оглянулись и увидели, что в некоторых юрисдикциях активы, которыми располагает теневой банкинг, занимают до половины активов банковских систем, а в некоторых небольших финансовых центрах он в 3—4 раза больше, чем активы банков, которые зарегистрированы в этих юрисдикциях», — отметил Сторчак.

По его словам, наибольшую активность в продвижении и обсуждении этой темы проявляют представители США, где объем теневого банкинга значителен.

Что касается России, пояснил Сторчак, здесь shadow banking стимулируется. Так, запускаются механизмы микрофинансирования, а также механизмы предоставления госгарантий по заимствованиям ряда государственных институтов, корпораций, акционерных обществ с участием государства, которые под гарантии государства привлекают средства на рынках, а потом кредитуют реальный сектор.

«Вот вам классическое shadow banking, которое развивается по своим законам. Я не берусь говорить, плохо это или хорошо, и в Совете по финансовой стабильности тоже никто не говорит, плохо это или хорошо. Говорят, что эта проблема есть и ею надо заниматься», — отметил замминистра.