Мосгорсуд 30 ноября подтвердил решение Хамовнического районного суда по спору Ольги Груздевой, супруги губернатора Тульской области, и московской инспекции ФНС № 4, согласно которому доходы от депозита в иностранном банке должны полностью облагаться в России налогом на доход. Мосгорсуд оставил решение в силе, подтвердил «Ведомостям» представитель суда, полный текст решения пока не изготовлен.

Груздева — супруга Владимира Груздева, до ухода в политику крупного бизнесмена (главный из его бывших активов — розничная сеть «Седьмой континент»). Груздева владела долями в сети «Модный континент» и ряде других компаний, но сейчас все они переданы в фонд семьи Груздевых.

Как следует из решения суда, Груздева получила от депозитов в швейцарских банках (названия и суммы не указаны) доход в 10,43 млн рублей, с которого в 2009 года заплатила налог 1,36 млн. Но в 2011 году она в уточненной декларации попросила вернуть эти деньги, сославшись на письмо Минфина от 2010 года. Тогда Минфин разрешил человеку, имевшему вклад в Швейцарии, не платить налог, поскольку ставка по вкладу была ниже 5%. По статье 214.2 Налогового кодекса не облагаются НДФЛ проценты, не превышающие ставки рефинансирования плюс 5% годовых по рублевым вкладам (сейчас это 13,25%) и 9% по валютным (с части процентов, превышающей эти планки, надо платить налог по ставке 35%). Указания, что банк должен быть российским, в этой статье нет.

Налоговики же сослались на обязательную для них позицию ФНС. Она опирается на статью 11 кодекса, по которой банком признается только организация, имеющая лицензию российского ЦБ. Представитель ФНС подтвердил «Ведомостям», что в службе принята именно такая трактовка: если депозит открыт в иностранном банке, то все проценты по нему должны облагаться 13-процентным налогом. Суд согласился с такой трактовкой.

Цель иска Груздевой — разобраться в коллизии, где существует два противоположных мнения, Минфина и ФНС, объясняет ее представитель в суде Татьяна Перун: «В результате создается опасный прецедент, при котором любой человек, действующий по разъяснениям Минфина, автоматически может быть обвинен в неуплате налогов».

Ответственность за такую неуплату может быть вплоть до лишения свободы. Если бы Груздева сама не заплатила налог, а недоимку обнаружила инспекция, ей могла грозить уголовная ответственность даже по смягченным в 2009 году правилам. Сейчас к уголовной ответственности может быть привлечен человек, уклонившийся от уплаты налога на сумму свыше 600 тыс. рублей, если это более 10% недоимки (крупный размер, до года тюрьмы).

Такая угроза может подтолкнуть людей, задекларировавших иностранные счета, но не плативших налоги с доходов, подать уточненные декларации, полагает сотрудник налоговых органов.

В кодексе есть «внутреннее противоречие» по обложению доходов в иностранных банках, из-за которого появляются разные трактовки, признает чиновник Минфина. С ним согласен партнер «Пепеляев групп» Иван Хаменушко: риск в неуплате налога с иностранных вкладов всегда был, просто теперь он выстрелил. PwC предупреждала о нем клиентов, рассказывает партнер компании Екатерина Лазорина, понятие разных институтов, например банков, госорганы часто увязывают с наличием российских лицензий.

Пока мало людей хотя бы декларирует доходы по своим иностранным счетам, замечает чиновник Минфина. Но благодаря антикоррупционной кампании их становится гораздо больше.

Не информировать налоговиков об открытии счетов в иностранных банках — опасная игра, могут возникнуть проблемы не только с налоговым, но и с валютным законодательством, рассуждает Лазорина. Сейчас налоговики мало концентрируются на проверке зарубежных доходов частных лиц, но ситуация может измениться, особенно в связи с изменением соглашений об обмене информацией, например, с Швейцарией, добавляет она.