Главный исполнительный директор Дойче Банка Павел Теплухин считает, что «инвестиционно-банковский бизнес как бизнес-модель в классическом понимании этого слова, как мы привыкли видеть до 2008 года, перестал существовать». Об этом он заявил в интервью «Коммерсанту», опубликованном в четверг.

«Надо констатировать, что такой бизнес-модели, которая работала в «Тройке Диалог» или в «Ренессансе», больше не существует. Сейчас мир в поисках новой бизнес-модели. Корпоративно-инвестиционный бизнес (CIB) как конструкция в последнее время стал завоевывать большую популярность. Он объединяет в себе и классическую инвестиционно-банковскую составляющую (корпоративные финансы, M&A, рынки капиталов, иногда управление активами), и корпоративную часть: участие в финансировании крупных корпораций через различные инструменты (синдицированные кредиты, облигационные выпуски и другие форматы). В России пионером этого бизнеса стал ВТБ с его «ВТБ Капиталом». Остальные постепенно начали переходить на этот формат. Я не могу сказать, что этот формат вечный, что он закрепится навсегда, но сегодня все пытаются понять, как он работает», — отметил Теплухин.

По его мнению, в продажах «Тройки» и «Ренессанса» «отражается то, что CIB — самый популярный сейчас формат». «Наверное, действительно это все было в тренде. И дело в том, что кто-то этот тренд увидел первым. В «Тройке» увидели, наверное, быстрее, чем в «Ренессансе», или просто приняли решение раньше. Потому что задержка сильно влияет — вы догадываетесь, что условия продажи «Тройки» и условия продажи «Ренессанса» были, мягко говоря, разными», — добавил собеседник издания.

Теплухин полагает, что было много факторов, помешавших работать старой модели. «Набор рисков, связанных с этой бизнес-моделью, новые требования к финансовым партнерам, которые предъявляют клиенты, новые требования регуляторов. Раньше весь финансовый мир регулировался по принципу продуктов — отдельно регулировалась коммерческая банковская деятельность, отдельно — инвестиционная банковская деятельность, отдельно — доступ на товарные рынки. Теперь регуляторы по всему миру стали говорить: нет, давайте мы будем регулировать по категориям клиентов. То есть тенденция к отдельному регулированию ретейла, розницы, private banking, корпоративных, инфраструктурных клиентов. И в этом смысле корпоративный инвестиционный банковский бизнес удачно ложится в эту новую парадигму», — сказал он.