Правительство согласовало законопроект, с помощью которого Росфинмониторинг собирается бороться с выводом капитала. Он затронет частных лиц, финансовый и нефинансовый бизнес — всем им стоит опасаться новых полномочий чиновников, пишет в пятницу газета «Ведомости», которая ознакомилась с итоговым текстом проекта.

В частности, проект упрощает доступ чиновников к банковской информации. Так, поправки в Налоговый кодекс и закон о банках позволяют налоговикам без суда запрашивать у финансовых учреждений информацию по счетам (остаткам и операциям) частных лиц. Ответ нужно дать за три дня, а поводом для запроса может быть факт проверки.

Поправки в закон о противодействии легализации преступных доходов обязывают банки собирать информацию о бенефициарах компаний, открывших у них счета, и делиться ею с Росфинмониторингом. Определение бенефициара дано максимально широкое: физлицо, которое прямо или косвенно, самостоятельно или совместно со своими связанными лицами имеет возможность определять действия клиента. Более точные критерии и процедуру идентификации бенефициаров должны разработать Росфинмониторинг, ФСФР и ЦБ, а в отношении банков и брокеров — ЦБ и ФСФР, затем их утвердит правительство.

Расширят свои полномочия и налоговики. Они получат право требовать от банков приостановки операций фирмы, если запросы по ее юрадресу остаются без ответа или не доходят до адресата. Появятся новые способы контроля за операциями с однодневками. По ним инспекция сможет рассчитать налоги без учета результатов сделок, совершенных лицами, не выполняющими никаких функций «в силу отсутствия необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности» (управленческого или технического персонала, производственных активов, транспортных средств).

Этот пункт также был раскритикован Минюстом: поправка носит «казуистический характер и может привести к противоречивой правоприменительной практике, неясно, на основании чего сделку можно признать направленной на уклонение от налогов. Авторы поправки пытаются преодолеть ограничения, сформулированные в постановлении Высшего арбитражного суда о налоговой выгоде, считает партнер Taxadvisor Дмитрий Костальгин: чтобы доказать ее необоснованность, суды требуют от налоговиков целый набор доказательств.