Первый вице-премьер РФ Игорь Шувалов убежден, что «регулятор на финансовом рынке должен обладать приблизительно такой же независимостью, как ЦБ по вопросам денежно-кредитной политики», термин «мегарегулятор» он предлагает изменить на «единый регулятор». Об этом он заявил в интервью «Коммерсанту», опубликованном в среду.

«Мне кажется, мы переусердствовали с употреблением термина «мегарегулятор»: его правильнее назвать «единый регулятор». Мы широко эту тему обсуждали с экспертным сообществом: главной целью при любом обсуждении являлся вопрос, как развивать финансовый рынок в стране. К сожалению, у правительства не было контрагента, который бы профессионально занимался этими вопросами, но имел бы определенную степень независимости. Мое убеждение — регулятор на финансовом рынке должен обладать приблизительно такой же независимостью, как ЦБ по вопросам денежно-кредитной политики», — сказал он. «Поскольку у инвесторов существует очень высокая степень доверия к такому институту, как Банк России, а международный опыт говорит о возможности совмещения функций банковского и финансового регулирования, многими экспертами был предложен вариант единого регулятора», — добавил вице-премьер.

По его словам, сейчас решается, получат ли небанковские организации при создании единого регулятора доступ к рефинансированию ЦБ. «Этот вопрос сейчас обсуждается, и правительство и дальше будет его ставить перед Центральным банком, если Банк России получит эти полномочия по единому регулятору. Я считаю, что это вопрос справедливый и правильный и его нужно с банком обсуждать. Может, не по всему спектру всех ценных бумаг, но по отдельным направлениям решение о возможности рефинансирования небанковских структур через ЦБ надо принять. Дискуссия о том, как это нужно делать, будет продолжаться в течение полугодия или года», — рассказал Шувалов.

«Кто будет этим всем руководить? Сергей Михайлович Игнатьев — выдающийся руководитель ЦБ, он сделал очень много для развития банковского сектора и высокопрофессионально все эти годы трудился. При этом надо понимать: при дополнительных полномочиях, которые получает ЦБ (если президент с этим согласится), очень важна фигура того, кто будет проект осуществлять», — отметил он.