Банк Эстонии признал, что в 1995 году выставил Внешэкономбанку требования, завышенные на 32,3 млн долларов. Об этом сообщается в пресс-релизе регулятора.

После распада СССР в рамках спора о задолженности с бывшими советским республиками ВЭБ заморозил активы эстонских банков на 850 млн крон. В российском банке пообещали разморозить только те средства, что принадлежали компаниям — резидентам РФ.

В 1995 году Банк Эстонии передал ВЭБу документ, в котором были указаны остатки валютных средств российских компаний на счетах Северно-Эстонского банка в Таллине. Последний оказался в списке финорганизаций, чьи средства заморозил ВЭБ.

В частности, в документе указывалось, что остатки петербургской компании «ТСЛ-Интернешнл» (TSL International) составляют 32,3 млн долларов (почти 420 млн крон на тот момент). Остатки других фирм составили 3,1 млн долларов. Впоследствии ВЭБ выдал на указанные суммы гособлигации. Фирма TSL через некоторое время исчезла.

16 января Банк Эстонии признал, что остатки российских фирм были завышены на 32,2 млн долларов. Как указывается в результатах аудита, косвенные доказательства свидетельствуют, что неверные данные были представлены умышленно. Действующий глава регулятора Ардо Ханссон извинился за подлог от имени организации.

Аудиту не удалось установить, кто именно виновен в подлоге. Документ об остатках российских фирм в Северно-Эстонском банке подписывал исполняющий обязанности президента Банка Эстонии Вахур Крафт. До Крафта работой банка руководил Сийм Каллас, который сейчас является вице-президентом Еврокомиссии и еврокомиссаром по транспорту. По информации эстонских СМИ, Каллас оказывал поддержку мошенникам, которые исчезли с 32,3 млн долларов.