ЦБ РФ не планирует разрабатывать новую методологию расчета показателя оттока-притока капитала из России, несмотря на расхождение методологии Центробанка с расчетами Международного валютного фонда (МВФ) и критику актуального показателя чистого ввоза-вывоза капитала со стороны экспертного сообщества. Такое заявление сделал на прошлой неделе первый заместитель председателя Банка России Алексей Улюкаев на Всемирном экономическом форуме в Давосе. Корреспондент портала Банки.ру разбирался, чья методология расчета размера оттока-притока капитала более точная.

«Мы считаем, что наша методология (расчета показателя оттока-притока капитала) правильная», — сказал Улюкаев. Хотя в отличие от большинства других показателей платежного баланса, которые напрямую определяются методологией Международного валютного фонда, чистый отток или приток частного иностранного капитала таким методологическим покрытием не обеспечен, полагает первый зампред.

Оценку Алексея Улюкаева поддерживает аналитик инвестиционного холдинга «Финам» Антон Сороко. «Показатель, рассчитываемый Центробанком России, является, по сути, более широким, чем «бегство капитала» из экономики, который скорее оценивает краткосрочную устойчивость национальной экономики», — рассуждает эксперт. Он отмечает, что, согласно методике МВФ, некоторые показатели платежного баланса считаются прямыми инвестициями, а Банк России учитывает их как отток капитала.

По смысловой нагрузке показатели Центробанка и МВФ примерно одинаковые, полагает аналитик Ланта-Банка Ольга Гуськова. «Но текущий показатель, определенный Банком России, считать менее трудоемко», — подчеркивает она.

Аналитик финансовой компании «AForex» Нарек Авакян не согласен с коллегами. Он убежден, что наиболее верный подход к методологии расчета показателя оттока-притока капитала предлагает именно МВФ. «Он является мировым стандартом для всех центробанков мира», — говорит собеседник Банки.ру. Он добавил, что сейчас трудно оценить действительный объем оттока капитала из России. «Однако определенно ясно — речь идет не о 80 миллиардах долларов, — рассуждает Авакян. — Во-первых, немалая часть этих денег является спекулятивными и, как правило, больше года не задерживается. Во-вторых, тут может идти речь о сделках через офшоры, но в рамках российской экономики, однако Банк России считает эти транзакции также вывозом капитала». Более того, продолжает аналитик, почти четверть из этой суммы приходится на инвестиции российских компаний в свои зарубежные активы и дочерние структуры, что также является частью российской экономики, но все же признается Банком России как отток капитала. «В итоге из 80 с лишним миллиардов, которые насчитал ЦБ, реально утекло в 2012 году не более 40 миллиардов долларов, поэтому в этом плане ситуация не такая уж и безнадежная», — заключает аналитик.

Альтернативный вариант предлагает Антон Сороко. «Если мы хотим сравнивать равнозначные показатели (отток капитала из России с другими странами), то стоит пользоваться предложенной методикой Всемирного банка, — утверждает эксперт. — Тогда можно будет делать аналитические выводы по собранной информации, проводить аналогии, изучать закономерности». Он считает, что ситуация с оттоком-притоком капитала не изменится в зависимости от применяемой к ней методики оценки. «Вопрос более глобальный: как добиться того, чтобы и по методике ВБ, и по методике ЦБР данный показатель был положительным», — сказал Сороко.