Премьер-министр РФ Дмитрий Медведев заявил о том, что вскоре структура международных резервов России может быть изменена. На данный момент большинство запасов хранится в евро — 42%. Как сказал Медведев, часть резервов в евро можно поменять на ценные бумаги, номинированные в другой валюте. Каковы причины данного шага и есть ли альтернативы евро среди плеоназма валют, узнавала у экспертов корреспондент Банки.ру.

На начало декабря прошлого года соотношение резервов было следующим: 46,5% хранилось в долларах США, 40,5% — в евро, 9% — в фунтах стерлингов, 2% — в японской иене и 1,5% — в австралийском долларе. Как говорит управляющий портфелями ценных бумаг компании «Солид Менеджмент» Максим Семякин, евро практически не вызывает сомнений по поводу удержания позиции второй резервной валюты мира, но в рамках ближайших нескольких лет разумно было бы ограничить валютные риски, связанные с ним.

Как утверждает начальник управления инвестиционных операций АКБ «Ланта-Банка» Олег Поддымников, в перспективе заменой евро мог бы стать юань, однако пока что данная валюта не является особо конвертируемой. «Будущее сейчас за молодой и растущей Азией, однако реальных альтернатив консервативных инвестиций сейчас в мире не так много», — говорит директор аналитического департамента компании «Альпари» Александр Разуваев. Если же выбирать между евро и долларом, то, по мнению аналитика, последний в сложившейся ситуации предпочтительнее.

Если рассматривать валюты стран БРИКС, то у каждой из них найдется примерно равное количество достоинств и недостатков, говорит вице-президент Центра стратегических коммуникаций Дмитрий Абзалов. Так, юань широко представлен на международном рынке, но не поддается свободной конвертации, а его курс зависит от политической составляющей. Реал в отличие от юаня конвертируется хорошо, дает выход на Латинскую Америку, но слишком чувствителен к сырьевому рынку из-за аграрности Бразилии. В рупии заключены серьезные контракты в разных сферах, но валюта слабо представлена на международном уровне, а стоимость ее определяется внутренними и внешними факторами политической составляющей.

«На данный момент ситуация обстоит следующим образом: продажа товаров Еврозоюзу осуществляется в евро и составляет 40%, а все закупки из стран БРИКС оплачиваются долларом. Таким образом, ввести новую валюту будет возможно только при условии заключения двусторонних соглашений с развивающимися странами», — заключил Дмитрий Абзалов.