Замминистра финансов РФ Сергей Сторчак, обвиняемый в покушении на хищение более 43 млн долларов, отвергает обвинения, выдвинутые против него. «Обвинение не предъявлено по существу. Оно не выдерживает никакой критики», — заявил Сергей Сторчак журналистам в Басманном суде Москвы в четверг.

Басманный суд в четверг продлил до 9 апреля срок содержания под стражей Сергея Сторчака.

Замминистра заявил, что мера пресечения, избранная в отношении него, является «необоснованной и избыточной, в связи с чем подлежит отмене».

По его словам, в течение 33 рабочих дней, которые он уже провел под арестом, следствие так и не объяснило, в чем состоит инкриминируемое ему преступление.

Сергей Сторчак заявил, что деньги из федерального бюджета «похитить невозможно». «Федеральный бюджет — это не склад, на котором хранятся продовольственные вещи, электроника или другое», — пояснил он, добавив, что федеральный бюджет утверждается Госдумой, а «предполагаемые ассигнования не могут быть похищены».

Он отметил: «Единственное конкретное действие, которое мной было совершено, — это составление текстовой статьи федерального закона о внесении изменений в законопроект о федеральном бюджете. Эта деятельность велась открыто».

Кроме того, на довод прокуратуры о сложности уголовного дела Сергей Сторчак заявил, что «дело является простым с точки зрения проведения следственных действий». «Преступные решения, которые мне вменяют, принимались с соблюдением всех регламентов и процедур. Все документы лежали у меня на столе и никуда не прятались, по кустам не «шептались», — сказал замминистра.

Он подчеркнул, что с момента ареста следственные действия проводились с ним не более 4 часов. Замминистра отметил, что обвинение в совершении преступлений в составе преступной группировки ему не понятно. «Это уникальная трактовка отношений, которые у меня складывались с людьми при подготовке текстовой статьи к федеральному закону», — сказал Сергей Сторчак.

По его словам, из-за действий следствия федеральный бюджет понес колоссальный ущерб: «Один день содержания меня в СИЗО обходится стране минимум в 1 млн долларов ", — отметил Сторчак, пояснив, что в связи с его задержанием сорваны договоры с рядом стран-кредиторов.

Замминистра подчеркнул, что при решении вопроса о возвращении долга Алжиру проводились консультации с экспертами на предмет компетентности данного вопроса министерству финансов либо другим ведомствам. «Может, административное нарушение есть, но «уголовщины» — нет», — сказал он.

Сергей Сторчак просил суд отказать в удовлетворении ходатайства следователя и «принять решение, в полной мере обеспечивающее политические и финансовые интересы».

В свою очередь адвокаты Сергея Сторчака, поддержав своего подзащитного, отметили, что следствие не привело доказательств необходимости продления срока содержания под стражей Сторчака.

По словам адвоката Игоря Пастухова, «защита убеждена, что Следственный комитет не является уполномоченным органом на проведение расследования по делу, поскольку оперативно-разыскные мероприятия, на основании которых оно было возбуждено, вела ФСБ».

После оглашения решения суда адвокаты заявили о намерении обжаловать данное постановление, считая его необоснованным.

Кроме того, защита сообщила, что адвокатам не известно о судьбе второго уголовного дела, возбужденного Следственным комитетом при прокуратуре РФ, которое впоследствии было прекращено Генеральной прокуратурой.