Директор департамента банковского регулирования Банка России Василий Поздышев в интервью «Российской газете» объяснил, почему бурный рост необеспеченных потребительских кредитов вызывает у Центробанка беспокойство, и рассчитал, какой должна быть приемлемая цена по ссуде.

«В самих кредитах плохого, конечно, ничего нет. Потребкредитование — это механизм преодоления разрыва между желаемым уровнем жизни населения и его действительными доходами. Его используют многие страны. Тревогу вызывает структура кредитного портфеля. Если в большинстве развитых государств на потребкредитование приходится 20—25% общей задолженности граждан, а все остальное — это ипотека, то в России доля потребительских ссуд занимает более половины кредитного портфеля населения. Это очень много. Люди, по сути дела, начинают жить в долг», — заявил он.

По его словам, «второй тревожный момент — это ставки по потребительским кредитам». «Они, по нашим наблюдениям, могут быть чрезвычайно высоки. Гражданам, кстати, об этом часто не говорят, обращая их внимание на низкую сумму ежемесячного платежа. Либо, например, информацию о комиссиях пишут в договоре мелким шрифтом. Но в итоге полная стоимость необеспеченного потребкредита, то есть с учетом всех платежей и комиссий, может доходить до 40—50%, а то и выше. Бюджет среднестатистической семьи такой кредитной нагрузки просто не выдержит», — подчеркнул он.

«Если клиент готов взять кредит под 50%, то ставка для него, как правило, значения уже не имеет. Она может быть и 60%, и 70%, и 1% в день, как в ломбарде. Такому человеку просто очень нужны деньги или очень хочется купить какую-либо вещь, а свои финансовые возможности для возврата долга он уже не оценивает. А высокий уровень закредитованности населения (да еще и по высокой ставке) несет в себе не только экономические, но и социальные риски», — отметил собеседник издания.

Поздышев объяснил, что если бы кредиты использовались на покупку товаров народного потребления, произведенных экономикой страны, то это было бы полезно. «В некоторых странах 50% экономического роста и даже более — это потребление населения. Но у нас кредиты, которые растут такими темпами и массово выдаются населению, скорее, поддерживают экономики других стран, потому что идут в основном на покупку импортного ширпотреба», — добавил он.

Говоря о приемлемой ставке, банкир отметил, что «здесь надо учесть несколько составляющих». «Первое — стоимость привлеченных денег для самих банков, то есть стоимость пассивов, которые они в основном сегодня получают за счет депозитов граждан, средств юридических лиц, профессиональных инвесторов. Это сейчас примерно 10% годовых. К ним надо еще добавить издержки на риск», — заявил он.

«Банк России рекомендует банкам закладывать на эти цели минимум 2% от объема портфеля необеспеченных кредитов, а с учетом просроченной задолженности издержки на риск составляют около 5%. Плюс издержки самого банка — расходы на персонал, содержание офисов, рекламу и прочее — еще 5%. В итоге получается, что себестоимость потребительского кредита в нашей стране — 20—22% годовых (в зависимости от колебания стоимости пассивов. — Прим. ред.). А все что сверх этого порога — уже прибыль для акционеров банка», — подсчитал Поздышев.

«Даже если заложиться на высокую норму прибыли — это 3% на активы (что примерно соответствует норме прибыли в 25—30% на нормативный капитал), потребкредит должен стоить не более 23—25% годовых. Для сравнения, у западных банков достаточной считается норма прибыли в 1,5—2% на активы, то есть 15—20% на капитал», — указал он.