Сбербанк может досрочно перечислить бывшим владельцам «Тройки Диалог» (сейчас — Sberbank CIB) последний платеж, который зависит от ее прибыли. Расчет его размера по мере интеграции Sberbank CIB в госбанк становится все сложнее и тормозит ее.

О том, что Сбербанк обсуждает возможность досрочного расчета с бывшими владельцами «Тройки Диалог», «Ведомостям» рассказали сотрудник Sberbank CIB и источник, близкий к наблюдательному совету госбанка, где обсуждалась эта тема.

Сбербанк объявил о приобретении «Тройки» в марте 2011 года. За 100% акций компании он тогда заплатил 1 млрд долларов (1,15 капитала), а окончательная сумма сделки должна определиться в будущем году: размер второго платежа будет зависеть от прибыли, которую заработает «Тройка» для Сбербанка, — половина от разницы между средней чистой прибылью за 2011—2013 год, умноженной на 13,5, и уже выплаченным 1 млрд долларов. При базовом сценарии, когда среднегодовая прибыль составит 175 млн долларов, выплата будет около 700 млн, говорил зампред Сбербанка Андрей Донских. Но если средняя прибыль будет ниже 70 млн, Сбербанк не заплатит партнерам «Тройки» ничего, уточнял президент банка Герман Греф.

В 2011 году «Тройка» получила убыток, но, как рассказывал прошлым летом руководитель управления инвестиционно-банковской деятельности Тодд Берман, с объединением команд Сбербанка и «Тройки» выручка от инвестбанкинга выросла на 50%. По итогам года бывшая «Тройка» заработает 160 млн долларов, прогнозировал Греф в декабре. Получилось более 250 млн долларов, уточнил соруководитель Sberbank CIB Рубен Варданян, бывший крупнейшим совладельцем «Тройки».

Он подтвердил, что досрочный расчет по второй части сделки обсуждается, но лишь «как один из вариантов развития событий». Причин для этого, по его словам, две. Первая — рост финансовых показателей Sberbank CIB: прогноз прибыли на этот год — 500 млн долларов. Если он сбудется, то средняя прибыль составит около 250 млн долларов, а доплата — почти 1,2 млрд, подсчитали «Ведомости».

«Эти результаты получены в том числе за счет активного использования возможностей Сбербанка как группы, которые существенно расширили горизонты Sberbank CIB и принесли много новых клиентов, — объясняет Варданян. — Интеграция идет очень быстро, и чем дальше она продвигается, тем сложнее рассчитать вклад «Тройки Диалог» в результаты Sberbank CIB, от которых зависит размер платежа, и это тормозит интеграцию».

О том же говорит человек, близкий к руководству Сбербанка: «Чем дальше, тем труднее определять дополнительный value, который банк получил от интеграции бизнеса «Тройки», а переплачивать не хочется. Либо нужно тормозить интеграцию, чего бы тоже не хотелось». Решения еще нет, но возможность расплатиться заранее существует, резюмировал он.

Варданян «не против» досрочного расчета, хотя такое решение потребует согласования партнерства бывших владельцев «Тройки». Это ускорит интеграцию, а деньги будут «хоть и меньше, но раньше».

Их получат бывшие партнеры «Тройки» во главе с Варданяном, которые к тому времени останутся в компании. Отступные южноафриканского Standard Bank, владевшего 36,4% акций, по условиям сделки составляют около 8% от увеличения стоимости «Тройки» к 2014 году. Около 10% среднегодовой чистой прибыли за 2011—2013 годы будет направлено в интеграционный бонусный пул, который пойдет на мотивацию сотрудников, участвующих в интеграции, говорил в 2011 году Донских.

Представитель Standard Bank перенаправил запрос «Ведомостей» в пресс-службу Сбербанка, где комментировать возможность досрочного расчета отказались.

С самого начала было очевидно, что у госбанка возникнет такой конфликт интересов, говорит один из инвестбанкиров: помогая «Тройке» привлекать клиентов, он повышал успешность ее бизнеса, а это увеличивает сумму сделки.