При самых благоприятных внешних обстоятельствах рост в России может быть 4%. Если сохранится нынешняя ситуация, рост составит 3—3,5%, а возможно, и меньше трех. Если ситуация и в Европе, и в США ухудшится, темп роста может быть и 2%. Так считает Алексей Кудрин, глава Комитета гражданских инициатив, бывший министр финансов и вице-премьер. Своим мнением он поделился в эфире радиостанции «Эхо Москвы».

«Мы сегодня очень сильно зависим от внешних обстоятельств. Рецепт для России — улучшать инвестиционный климат, это сегодня главный наш ресурс. Причем здесь большие резервы. Это очень серьезно зависит от действий правительства. Сейчас практически процесс реформирования стоит на месте, никаких серьезных мер не происходит», — считает он. По его словам, самое слабое звено — инвестиционный климат: госрегулирование экономики, очень большое давление на бизнес, бюрократические барьеры, коррупция.

«Мы уже давно имеем признаки «голландской болезни». Снижение темпов роста сейчас — это следствие того, что мы раньше жили только на нефтяной игле. Не умеем иначе», — заявил Кудрин.

Россия как экспортная держава, продолжил он, сильно зависит от мировой экономики. А мировая экономика держится на плаву за счет громадных денежных вливаний. «Федеральная резервная система работает сейчас со скоростью до 80 миллиардов долларов в месяц. Примерно на 40 миллиардов выкупают ипотечные бумаги с балансов банков, примерно еще на 45 миллиардов покупают казначейские облигации», — сказал Кудрин.

И несмотря на эти меры поддержки, темп роста снижается. А тот рост, о котором сегодня все говорят, — неустойчивый, отметил Кудрин. «Что мы увидели осенью? Европа снова опустилась в рецессию. Ожидалось, что Европа во втором полугодии будет расти, а она не росла. Больше того, сейчас ситуация ухудшилась во всей европейской экономике. Мы стоим перед серьезной рецессией еще и 2013 года в Европе», — сказал Кудрин. По его мнению, в течение пяти — семи лет мировой экономики не удастся преодолеть кризис.

На вопрос «Когда вернетесь?» Кудрин ответил: «Пока не идет речь о моем возвращении. И я вижу, что политика не изменилась. Те принципиальные вопросы, которые были причиной моей отставки, не решены. Если мои предложения, моя работа, мои предостережения от ошибочных шагов не сработали, то есть если меня не слушают, то зачем я приду? Зачем я приду, если мои предложения не принимаются?»

А слухи о будущих возможных государственных постах он прокомментировал так: «…мне было предложено рассмотреть вопрос о ЦБ… Наверное, имелось в виду в некой перспективе, потому что там сейчас работающий в рамках своего срока Игнатьев. Но это не обсуждалось конкретно, просто говорилось, что такой вариант есть, ты подумай. Я сказал, что я сейчас не готов этот вопрос рассматривать. С тех пор мне никаких предложений не было».