Финансовая полиция не будет обладать особыми полномочиями, ее создание необходимо для объединения всей информации о незаконных капиталах в одном ведомстве, сообщил в понедельник официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин.

С идеей создать в России специальную структуру, которая бы занималась выявлением финансовых преступлений, выступил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Министр юстиции Александр Коновалов увидел в этом предложении не только плюсы, но и возможные минусы — в частности, по его мнению, есть риск создать нечто похожее на опричнину.

«Несерьезными выглядят опасения представителей некоторых ведомств о том, что создание финансовой полиции может превратиться в опричнину. В своем предложении Следственный комитет как раз делает акцент на том, что новый государственный орган (финансовая полиция) не должен обладать чрезвычайными полномочиями. Их объем будет таким же, как и у других ведомств, уполномоченных осуществлять оперативно-разыскную деятельность», — говорится в сообщении.

Сотрудники финансовой полиции не будут обладать привилегиями или неприкосновенностью, противодействие легализации преступных доходов финансовая полиция будет осуществлять исключительно за счет расширения информационно-аналитического обеспечения. По словам Маркина, существующая система выявления коррупционных и финансовых преступлений не позволяет сопоставить данные об основном преступлении, в результате которого был получен капитал, с информацией о финансовых операциях, направленных на его вывод за рубеж.

«Информация о преступлениях, в результате которых наживаются незаконные капиталы, а также об операциях, посредством которых они поступают за рубеж, существует разрозненно и сводится воедино в крайне редких случаях. Решить эту проблему смогло бы новое ведомство, создание которого и предлагается Следственным комитетом», — говорится в сообщении.

Сообщения о подозрительных финансовых операциях поступают в Росфинмониторинг, который не уполномочен вести оперативно-разыскную деятельность. В то же время у МВД, ФСБ и ФСКН России нет доступа к данным о сомнительных финансовых схемах.

Следственный комитет со ссылкой на данные Центробанка сообщает, что в прошлом году чистый отток капитала из России составил 56,8 млрд долларов, из которых 35,1 млрд было выведено в рамках сомнительных финансовых операций. «Когда речь идет о таких цифрах, то от противников идеи можно ждать не только сравнений с опричниной. Так дело и до коллективизации с продразверсткой дойдет», — добавил Владимир Маркин.