Невысокое количество возбуждаемых уголовных дел по налоговым преступлениям объясняется недостатком оперативной составляющей, сообщил в среду официальный представитель Следственного комитета РФ Владимир Маркин.

«Признаки преступления следователи находят только в одном-двух из десяти материалов, поступающих от налоговой службы. И не потому, что мы не хотим их находить (по каждому материалу проводятся тщательные доследственные проверки), а потому, что финансовые нарушения — это не преступление… Поскольку такие преступления носят латентный характер, зачастую для установления признаков преступления следствию не хватает оперативной составляющей», — говорится в сообщении.

Как пояснил Маркин, в большинстве материалов, поступающих в СКР из налоговых органов, содержатся только сообщения о финансовых нарушениях, за которые предусматривается административная, а не уголовная ответственность. Именно поэтому Следственный комитет настаивает на создании финансовой полиции для совмещения информации о финансовых нарушениях и оперативно-разыскной деятельности в одном ведомстве.

С идеей создать в России специальную структуру, которая бы занималась выявлением финансовых преступлений, ранее выступил глава Следственного комитета Александр Бастрыкин. Министр юстиции Александр Коновалов увидел в этом предложении не только плюсы, но и возможные минусы — в частности, по его мнению, есть риск создать что-то похожее на опричников.

Ранее министр финансов РФ Антон Силуанов заявил, что правоохранительные органы уделяют недостаточно внимания финансовым и налоговым преступлениям.