Легальный вывоз капитала в офшоры вымывает из России больше денег, чем нелегальный. Речь идет не менее чем о 50 млрд долларов в год, рассказал в интервью «Российской газете» Борис Хейфец, профессор Института экономики РАН.

Чтобы оценить объем потерь от нелегальных схем, он предлагает к 50 млрд долларов прямых налоговых доходов, которые обходят нашу страну стороной только с помощью легальных схем, прибавить 15—20 млрд долларов. К полученному, продолжает Хейфец, можно добавить и косвенные потери — налоги на эти упущенные доходы, если бы они оставались в стране. Не говоря уже о потерях от утечки капитала из страны в целом.

Чтобы обеспечить прозрачность офшорных схем в России, нужны системные меры, считает Хейфец: «Необходимо радикально улучшить условия для ведения бизнеса в стране. Следует кардинально пересмотреть большинство соглашений об избежании двойного налогообложения, переместив центр налогового стимулирования из офшоров в Россию. Я не призываю к крови, но нужно ужесточить наказания за нарушение налогового законодательства в соответствии с международной практикой. Тогда будут иметь смысл многие антиофшорные мероприятия. Например, налоговая амнистия или раскрытие реальных бенефициаров».

России, по его мнению, необходимы дополнительные межгосударственные соглашения, в рамках которых обмен налоговой информацией осуществлялся бы автоматически. Сейчас, по словам Хейфеца, нет ни одного такого соглашения. В крайнем случае можно включить эти обязательства в соглашения об избежании двойного налогообложения, что уже сделано с Кипром, Швейцарией и Люксембургом.

Профессор предлагает также формировать черные списки граждан и компаний, которые активно используют офшорные схемы: «Наказывать за это их никто не будет. Но репутация пострадает. Нельзя поступить так, как предлагают наши законодатели: взять и запретить российским фирмам сделки с офшорами. Госкомпаниям это запретить, конечно, можно. Но частную компанию не заставишь».

России в рамках Таможенного союза необходимо еще и унифицировать налоговую политику. «Для российского бизнеса даже Казахстан является налоговой страной, и наши компании потихоньку туда «перемещаются». И это логично — в Казахстане страховые взносы составляют всего 11%, а в России — почти в два раза выше», — говорит Хейфец. Сегодня в списке офшоров, который ведет Минфин России, 41 страна, а в списке Белоруссии — 50.