Банк России намерен осторожно относиться к укреплению рубля как методу борьбы с инфляцией.

Как сказал первый заместитель председателя ЦБ РФ Алексей Улюкаев, допущение сильного укрепления рубля сейчас может быть одним из методов борьбы с инфляцией, но два обстоятельства, по его мнению, заставляют «быть здесь осторожными». Первое — это то, что ЦБР уже сейчас наблюдает большую разницу между темпами роста импорта, который увеличился в прошлом году на 36%, и экспорта — 16%. Страшного в этом нет, но положительное сальдо торгового баланса будет сокращаться достаточно быстро. И еще большее ускорение этого процесса путем допущения сильного укрепления рубля может быть не совсем правильным действием, считает Улюкаев.

«Второе: мы понимаем, что текущий счет будет сокращаться, и, вероятнее всего, в 2009—2010 годах будет близок к нулю. Это будет означать, что ситуация, в которой Банк России выступает постоянным покупателем инвалюты, может обратиться в ситуацию, когда мы будем то покупателем, то продавцом валюты, и даже нетто-продавцом. В данной ситуации мы либо будет продавать валюту, либо пойдем на ослабление рубля», — поясняет первый зампред ЦБР. Можно сделать вывод, что чем больше ЦБР укрепит рубль сейчас, тем больше будет вынужден ослабить его потом.

«Раньше в рамках макроэкономической логики наши действия по допущению укрепления рубля для сдерживания инфляции были естественны, сейчас же нам пришлось бы играть против макроэкономической логики», — сказал Улюкаев.

Комментируя ситуацию, когда укрепление реального эффективного курса рубля в январе составило 1,5% или более трети от годового прогноза (не более 5%), он сообщил, что подобное повторяется каждый год. Происходит это из-за разниц инфляции в России и в мире, в частности потому, что январская инфляция в России обычно очень велика. «У нас в январе разрыв между нашей инфляцией и мировой составляет как раз 1,5% пункта, а осенью и летом укрепление рубля будет таким же, как и мировая инфляция. Получается, что первый квартал у нас происходит статистически большое укрепление реального эффективного курса, а затем снижение темпов укрепления. И никакого противоречия здесь нет», — пояснил Алексей Улюкаев.