Глава Чеченской Республики Рамзан Кадыров считает, что надо запретить чиновникам высокого ранга выезд за границу.

«Вздрагивать не нужно: речь совсем не о том, чтобы снова опустить «железный занавес» между Россией и остальным миром и запретить всем гражданам нашей страны жить за границей или выезжать на отдых, учебу или работу. Речь идет лишь о тех, кто выбрал жизненной миссией служение Отечеству, — о государственных служащих высокого ранга», — пишет Кадыров в своей статье в «Известиях».

Запрет чиновникам открывать и иметь счета (вклады) в иностранных банках за пределами России Федерации, а также ценные бумаги иностранных эмитентов — решение правильное, справедливое, а с учетом наглядных уроков кипрского кризиса и вполне своевременное и прагматичное, считает Кадыров. Но надо идти дальше.

«Смерть Бориса Березовского, — продолжает он, — оставила много загадок. Все говорят о покаянном письме, которое он направил президенту России. Меня же больше волнует, остались ли после внезапной смерти в сейфах олигарха бумаги, которые могли хранить государственные тайны. Это не праздный интерес: Березовский, как известно, в середине 90-х занимал пост заместителя секретаря Совета безопасности страны. И нам с вами остается лишь сожалеть, гадая, какие тайны могли попасть в руки коронеров, а через них в распоряжение британских спецслужб».

Рассуждая о гостайне, Кадыров перечисляет и бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова, и экс-министра обороны Сердюкова, который пока проходит лишь в качестве свидетеля в деле о хищениях в «Оборонсервисе», но тоже может примкнуть «к волне обеспеченных «диссидентов». «Тогда как быть? Как быть в том числе и с «ядерными кодами»? — вопрошает Кадыров.

«Я просто убежден, что интересы национальной безопасности России диктуют насущную необходимость ограничения подобных «гастролей» экс-руководителей столь высокого ранга. Если не запрета вообще. И потому предлагаю на суд руководства страны, депутатов Госдумы, членов Совета Федерации и всего общества идею ввести мораторий на выезд за рубеж на определенный срок государственных чиновников высокого ранга, которые имели или имеют доступ к секретной информации стратегического значения. В Советском Союзе тоже были такие ограничения, и вполне оправданные; был даже такой термин «невыездные». Невозвращенцы, кстати, тоже были», — призывает Кадыров.

Понимая, что его идея вызовет массу вопросов прежде всего у правозащитников, Кадыров заявляет: «Для меня есть вещи важнее прав отдельного человека — это интересы государства. С другой стороны, никто не неволит: не хотите подобных ограничений, не выбирайте судьбу государственного служащего».

Между тем примечательно, что Кадыров сам неоднократно выезжал за рубеж с деловыми и рабочими поездками.