Президент Ассоциации региональных банков России Анатолий Аксаков направил письмо председателю Высшего арбитражного cуда (ВАС) Антону Иванову с просьбой изменить практику применения арбитражными судами законодательства о банкротстве. Сейчас, пищут «Известия», суды выносят решения в пользу конкурсных управляющих, которые оспаривают все сделки должника, совершенные им за год до и после подачи заявления о банкротстве, то есть в так называемый подозрительный период (постановление пленума ВАС от 23 декабря 2010 года № 63). Из-за этого банки, кредитующие предприятия, которые затем обанкротились, несут существенные убытки: по словам главного консультанта ассоциации Андрея Сафонова, потери могут исчисляться сотнями миллионов рублей.

Норма закона о банкротстве используется конкурсными управляющими, в том числе выступающими на стороне Агентства по страхованию вкладов, с «отступлениями от общего смысла, заложенного законодателем», пишет Аксаков. По его мнению, сейчас закон используется как инструмент для злоупотребления правом со стороны управляющих. Во-первых, они оспаривают все сделки должника, в том числе совершаемые в ходе обычной хозяйственной деятельности, цена которых не превышает 1% от стоимости активов должника. В частности, оспариваются действия должника по возврату межбанковских кредитов. Это заставляет крупные банки закрывать лимиты на своих контрагентов в регионах, где уровень прозрачности банков не позволяет сделать очевидный вывод об их финансовой стабильности. Во-вторых, судьи трактуют нормы гражданского законодательства настолько широко, что отдельные платежи должника, направленные на погашение кредита по договору в соответствии с графиком, признаются самостоятельной сделкой и тоже оспариваются.

Ассоциация предлагает исключить возможность «дробления» сделки, состоявшейся в рамках одного и того же договора. Датой принятия заявления о банкротстве предлагает считать дату принятия того заявления, на основании которого судом была введена первая процедура банкротства. А если конкурсный управляющий решил признать сделки недействительными, то именно на него следует возложить все бремя судебных издержек, считает ассоциация. Сейчас судебные расходы по оспариванию сделок при банкротстве осуществляются за счет должника.