Дела по банкротству граждан будут рассматривать суды общей юрисдикции, а не арбитражные суды, как предполагалось. Как стало известно «Коммерсанту», соответствующие поправки к закону о банкротстве физических лиц правительству поручил разработать президент Владимир Путин. В конце прошлой недели глава правительства разослал специальное распоряжение по заинтересованным ведомствам (Минэкономразвития, Минфин и Минюст) — согласованный пакет поправок к законопроекту они должны подготовить и внести в правительство до 30 апреля, а специальный проект доклада президенту по этому вопросу — до 1 июля 2013 года.

В первом чтении законопроект «О банкротстве физлиц» Госдума приняла в ноябре прошлого года. Согласно документу граждане, которые не смогли в течение трех месяцев оплатить долг свыше 50 тыс. рублей, могут обратиться в суд с заявлением о собственном банкротстве. Суд при наличии у гражданина регулярного источника дохода может дать ему рассрочку по уплате долга до пяти лет. В ходе банкротства в конкурсную массу не могут попасть единственное жилье (за исключением залога по ипотеке), личные вещи, бытовая техника (общей стоимостью не более 30 тыс. рублей), а также наличные деньги (не более 25 тыс. рублей) и предметы первой необходимости. По расчетам Высшего арбитражного суда, количество заявлений о признании гражданина банкротом только в первый год действия закона может составить более 200 тыс.

Первоначально предполагалось, что заниматься процедурой банкротства граждан будут арбитражные суды, которые уже применяют закон о банкротстве — в отношении юридических лиц. Однако против такого подхода выступал Верховный суд. По словам председателя Верховного суда Вячеслава Лебедева, дела о банкротстве граждан должны рассматриваться районными судами, так как они будут затрагивать не столько экономические, сколько семейные и трудовые отношения.

«Законопроект нужно переписывать на 90%, — рассказывает источник газеты в Минэкономразвития. — Он был написан с учетом компетенции арбитражных судов и специфики Арбитражного процессуального кодекса, теперь необходимо почти все переделывать». Кто будет этим заниматься — непонятно, команда разработчиков законопроекта покинула министерство почти в полном составе еще в прошлом году, отмечает он.