Мотивацией к тому, чтобы работать усерднее, для 55% россиян являются зарплата и возможность продвижения по службе — такие данные приводятся в исследовании НИУ-ВШЭ «Иерархии трудовых ценностей в европейских странах», на которое ссылается «Коммерсант».

Авторы исследования выявили страновые различия в традиционной оппозиции содержательных, «внутренних» трудовых ценностей (самореализация, результаты труда или интересная работа) «внешним» (величине заработка, условиям труда, минимизации трудовых усилий и частично — гарантиям занятости).

Результаты показали, что «российский ценностный профиль отличается от профилей остальных стран, участвовавших в сопоставлениях, тем, что в нем значимость заработка выше значимости гарантий занятости».

Приоритетность заработка в России подтвердили опрошенные различного пола, возраста и профессионального статуса. Значимость этой мотивации актуальна и для Украины (там ее вес составляет 50%) — в то время как уже в средиземноморских и постсоциалистических странах выше ценятся гарантии занятости. Авторы объясняют такое различие тем, что на рынках труда последних размер зарплаты жестко привязан к занимаемой должности, и работник больше озабочен сохранением договора о найме, чем отдельно суммой жалованья. В России же на одном и том же рабочем месте он может сильно варьироваться. Также одной из главных причин является низкий уровень экономического развития страны и финансовое положение работников.

В более богатых странах Западной и Северной Европы доминирует, напротив, важность результата труда. В скандинавских странах ее ценят 70—80% респондентов, а также более половины опрошенных в Нидерландах, Бельгии, Швейцарии и Франции. На втором по популярности месте оказался интерес к тому, чем человек занимается на работе. При этом ценности стабильной занятости и заработка не попадают даже в тройку наиболее популярных.

Авторы сопоставили также степень согласия работника с утверждением «Моя зарплата соответствует затрачиваемым мной усилиям и результатам моей работы» с частотой выбора той или иной мотивации. Оказалось, что о соответствии заработка усилиям и результатам чаще говорят люди, выбирающие работу за ее полезность. Более того, они же меньше заинтересованы в гарантиях занятости и заработка. А в странах, где лидируют ценности занятости или заработка, оценки связи «результат работы — вознаграждение» значительно ниже. Так, в России только треть опрошенных готова ходить на работу из-за ее «полезности».