В ходе прямой линии президент Владимир Путин заявил о том, что жесткая денежно-кредитная политика (ДКП) тормозит экономический рост страны. Также он пообещал обсудить с представителями банковской сферы их чрезмерную увлеченность своей выгодой и маржой. Какие реальные действия могут последовать за этими высказываниями, узнавала у экспертов корреспондент портала Банки.ру.

Так, главный экономист Deutsche Bank Ярослав Лисоволик считает, что за высказыванием Путина о жесткости ДКП и ее влиянии на торможение экономического роста существенных изменений не последует. Основные же проблемы в денежно-кредитной сфере заключаются в высоком уровне инфляции и недостаточной конкуренции в банковском секторе, отмечает Лисоволик.

Даже если банки снизят ставки для одной категории заемщиков, то для другой категории кредитующихся граждан их придется поднять, говорит главный экономист Альфа-Банка Наталья Орлова. Проблема в том, что реальные условия экономики не позволяют банкам снижать процентную маржу — им предстоит внедрять стандарты «Базеля III», объясняет Орлова.

По мнению экономиста, социальная ориентированность экономики на банковский сектор является излишней, так как для снижения ставок по кредитам нужно учитывать множество других макроэкономических показателей. «Скорее всего, заявление о намерении проработать с банками вопрос доступности кредитов носило популистский характер», — считает она.

Независимый политолог Дмитрий Орешкин убежден, что российская экономика не может обслуживать социальную сферу из-за своей неэффективности. Либеральные критики, говорит Орешкин, предостерегали, что рыночное регулирование и монополизация заведут в тупик.

Политолог отметил, что Путин провел разделительную черту между администрацией президента и правительством. Косвенно он подчеркнул, что это две отдельные самостоятельные структуры, и администрация президента справляется со своими функциями хорошо, а правительство — так себе. Также, добавил Орешкин, Путин дистанцировался от той вертикали, которую сам же создал, что прослеживалось в ответе на вопрос о повышенных ценах на нефть на Дальнем Востоке. «Президент отметил, что всему причиной служит монополизация отрасли «Роснефтью», отношения к созданию которой он якобы никакого не имеет», — подчеркнул политолог.