Экс-глава Минсельхоза РФ и ОАО «Росагролизинг» Елена Скрынник считает появляющуюся в СМИ информацию о ее причастности к хищению средств, выделенных «Росагролизингу», попыткой сместить акценты с текущих проблем в компании, а также с рейдерских интересов к ликвидным сельхозактивам. Скрынник, которую авторы вышедшего в конце прошлого года фильма «Всласть имущие» считают причастной к хищению 39 млрд рублей бюджетных средств и которая сейчас проходит свидетелем по одному из уголовных дел, на этой неделе встретилась с журналистами и рассказала о своем взгляде на ситуацию.

То, что сейчас происходит, — это «пиар-кампания, призванная отвлечь от главного: от того, что происходит у аграриев, хватает ли у них комбайнов, какие перспективы», цитирует экс-чиновницу «Прайм».

Скрынник назвала безосновательными обвинения в свой адрес. По ее словам, «главная ответственность лизинговой компании и непосредственно генерального директора заключается в том, чтобы все лизинговые платежи были возвращены». Если лизингополучатель в установленные сроки их не выплачивает, то лизинговая компания имеет право в одностороннем порядке расторгнуть договор и изъять объект лизинга. «Мы в таких ситуациях так и поступали: изымали и передавали эффективному собственнику. У нас был список должников, и проблемы, связанные с ними, рассматривались на совете директоров компании», — объяснила она.

Комментируя информацию о хищении 39 млрд рублей, Скрынник напомнила, что эта цифра является дебиторской задолженностью «Росагролизинга», которую компания накопила уже после ее ухода. «Когда я там была, задолженность составляла 1 миллиард рублей. При этом, когда я уходила, уставный капитал компании был 47 миллиардов рублей. За годы моей работы его увеличивали пять раз. И перед каждым увеличением была тотальная проверка: проверялось, где собственность, как она работает, собрали ли лизинговые платежи за нее или не собрали», — отметила она, добавив, что результаты этих проверок подкреплялись актами Счетной палаты.

«Почему нынешнее руководство «Росагролизинга» четыре года не управляло собственностью, почему накопили такую задолженность, хотя существует четкий регламент действий? Но зато есть странный интерес к высокоэффективным производствам, на них заводятся уголовные дела. Это механизм знаете какой? Так действуют профессиональные рейдеры», — продолжила Скрынник. Она обратила внимание на то, что в обсуждаемые сейчас уголовные дела вовлечены высокоэффективные производства — спиртовой завод в Липецкой области и маслоэкстракционный завод в Воронежской области, которые остановили лизинговые платежи либо по причине неполучения алкогольной лицензии, либо по вине «Росагролизинга», что подтверждается решениями арбитражных судов. «Почему спиртовой бизнес интересует? Потому что он выгодный. Потому что завод забрать надо. Маслоэкстракционный завод — это тоже один из самых эффективных бизнесов, и тут опять проблемы», — добавила она.

По словам экс-министра, нужно обратить внимание на то, что происходит сейчас в самом «Росагролизинге». «Вообще лизинг — это самый эффективный инструмент поддержки АПК. Но сейчас мы видим, что копят задолженность, чтобы декапитализировать компанию и чтобы изъять самые эффективные объекты собственности… А где помощь аграриям? То, ради чего эта компания была основана…» — посетовала она.

Скрынник сообщила, что, согласно заключению Счетной палаты по итогам проверки «Росагролизинга» за 2011 год, средства компании размещались на банковских депозитах. «У нас такого вообще не было разрешено. А они, оказывается, 28,8% уставного капитала держат на депозитах… При этом берут под этот депозит кредит под более высокий процент и средствами «Росагролизинга» закрывают разницу межу процентными ставками», — рассказала Скрынник. Дебиторская задолженность по 2011 году у «Росагролизинга» составляла 14 млрд рублей.

«А потом самое интересное: Счетная палата указывает, что, оказывается, у компании куда-то потерялся реестр всей техники и всего оборудования», — добавила Скрынник, подчеркнув, что в ее бытность руководителем подобных проблем не было.

Скрынник считает правильными решения о проведении Счетной палатой проверки «Росагролизинга» за десять лет и переносе сроков приватизации госкомпании. «Приватизация была запланирована на конец 2012 года. Но Счетная палата сообщила, что она будет проверять, и приватизацию перенесли на 2016 год. И хорошо, что перенесли, — пусть смотрят, что они там делали. Это принципиальный вопрос», — сказала она.

Скрынник рассчитывает, что в деле «Росагролизинга» «правда восторжествует». «Во-первых, и самое главное, — я ничего этого не делала, — сказала она, ссылаясь на обвинения в причастности к махинациям. — Во-вторых, если разобрать ситуацию, понятно кому и зачем это надо, они сами свои уши показывают». По словам Скрынник, ее адвокаты готовят соответствующие материалы, которые будут переданы в прокуратуру.

В ходе общения с журналистами экс-глава Минсельхоза рассказала, что пока не определилась со своей дальнейшей профессиональной деятельностью и сейчас сосредоточена на воспитании детей. У нее четверо детей, младшему нет и года.

«Я сейчас занимаюсь детьми, собой, научными работами, связанными с АПК, лизингом; даю консультации бывшим коллегам по бизнесу», — сказала она. Скрынник также обратила внимание, что живет в России, а за рубежом находилась лишь некоторое время после рождения детей. «Что касается профессиональных планов — пока не знаю. Я 14 лет проработала в АПК, имею большой опыт работы в лизинге… Но для меня важно, с кем буду работать. Для меня важен вопрос команды», — продолжила экс-министр. Частный бизнес, по словам Скрынник, ей уже неинтересен.

Экс-министр также опровергла информацию о наличии у нее незадекларированной недвижимости за рубежом. «В декларации отражена каждая копейка, каждая акция», — подчеркнула она. Скрынник опровергла и связь с зарубежными компаниями, на счетах которых, по данным некоторых СМИ, оказывались бюджетные средства, выделяемые «Росагролизингу».