Арбитражный суд Москвы приступил в пятницу к рассмотрению иска компании «Альгеба» (Новосибирск) к Bank of Cyprus. Иск был подан в разгар кризиса на Кипре и замораживания счетов клиентов кипрских банков — 21 марта, однако информации о сути дела до сих пор не было. Как стало известно «Коммерсанту», «Альгеба» требует от Bank of Cyprus возврата 380 млн рублей, якобы полученных банком в результате неосновательного обогащения. Эту сумму «Альгеба» перевела в оплату займа, предоставленного кипрской компанией «Колофон Инвестментс Лимитед» (присоединилась к делу в качестве третьего лица), на ее счет в Bank of Cyprus, однако теперь требует вернуть деньги, ссылаясь на то, что платеж был ошибочным.

Представители «Колофон» настаивают, что к моменту платежа уже продали права требования по займу «Альгебе» третьему лицу и не стали получать средства от российской компании, так как не имели для этого юридических оснований. «Мы, будучи уведомлены истцом о том, что было сделано платежное поручение о перечислении денег на наш счет, немедленно обратились в Bank of Cyprus с требованием не принимать их в наш адрес, поскольку это не было сделано корректно. Истец, упустив из внимания цессию, которая была осуществлена по данным договорам, направил по старому адресу старому кредитору данные денежные средства», — заявил представитель «Колофон», добавив, что компания убедилась в том, что у нее нет ни данных денежных средств на счете, ни возможности ими распоряжаться. Bank of Cyprus настаивает, что никаких дополнительных поручений от «Колофон» не получал и перечислил деньги на ее расчетный счет.

Очевидно, что проблема возникла при попытке воспользоваться полученными денежными средствами, считают эксперты. Так, в ходе заседания представитель «Колофон» неоднократно указывал, что деньги на счет были перечислены, однако получатель «незамедлительно потребовал от банка не зачислять средства, а вернуть их отправителю, так как они были перечислены в результате ошибки». Представитель Bank of Cyprus указывает, что дата отправки писем свидетельствует о том, что они направлялись уже после подачи иска в суд.

Впрочем, документов, подтверждающих наличие договоров займа и цессии, ни истец, ни третье лицо в пятницу не предъявили. Суд отложил рассмотрение дела до 22 мая.