На банковском рынке обнаруживаются все новые последствия криминальных схем, которые довели несколько банков предпринимателя Матвея Урина до банкротства в 2010—2011 годах. Как выяснилось, круг контрагентов депозитария «Эдвантис Кэпитал», штамповавшего фальшивые выписки о несуществующих ценных бумагах, не ограничивается лишь банками, подконтрольными Урину. Следы взаимодействия с этим депозитарием обнаружились в Рускобанке, стратегической для Ленинградской области кредитной организации, пишет «Коммерсант».

Как следует из карточки банкротного дела «Эдвантис Кэпитал», о своих требованиях к депозитарию Рускобанк заявил 6 мая. Рассмотрение иска назначено на 15 июля. Желание Рускобанка попасть в число кредиторов «Эдвантис Кэпитал» удивительно. Этот банк известен тем, что, напротив, успешно противостоял попытке структур Матвея Урина приобрести в нем контроль в 2010 году, напоминает «Коммерсант».

В чем именно состоят требования Рускобанка к «Эдвантис Кэпитал», в карточке дела не сообщается. В самом Рускобанке и администрации Ленинградской области, ранее комментировавшей в том числе и несостоявшуюся покупку банка Уриным, не пожелали раскрыть суть претензий к депозитарию. По сведениям источников газеты, знакомых с ситуацией в Рускобанке, речь идет о непоставке «Эдвантис Кэпитал» ценных бумаг по договору их купли-продажи, заключенному в июле 2010 года на сумму около 160 млн рублей.

Получается, что так и не завершившийся сделкой процесс покупки контроля в банке структурами Матвея Урина был начат в мае 2010 года. То есть неудачную попытку купить бумаги при посредничестве депозитария, помогавшего банкам Матвея Урина путем фиктивных выписок маскировать «дыры» в балансах, Рускобанк совершил всего пару месяцев спустя.

Учитывая молчание Рускобанка и его основного собственника, совокупность этих фактов и нынешнюю попытку кредитной организации встать в очередь кредиторов «Эдвантис Кэпитал» можно трактовать по-разному. Основная версия, высказанная экспертами и участниками рынка, заключается в том, что банк мог банально оказаться пострадавшей стороной в схемах Урина.

Впрочем, эта версия небезупречна. Наблюдавшиеся в тот период движения в балансе Рускобанка по счетам, на которых отражаются ценные бумаги, вызывают вопросы. В частности, банк, с начала 2010 года не имевший облигаций в принципе, на 1 августа 2010 года отразил их в сумме 161 млн рублей (заметных колебаний по акциям не было). Эта цифра сопоставима с объемом претензий банка к «Эдвантис Кэпитал». То есть «непоставленными» эти бумаги могли стать после того, как у регулятора появились вопросы, которые обычно завершаются требованием ЦБ начислить 100-процентные резервы по таким активам или заменить их.

По сведениям «Коммерсанта», ситуация с резервами была урегулирована, и сейчас «дыры» в балансе банка на 160 млн рублей, скорее всего, уже нет. В такой ситуации текущие действия банка — технические отголоски ранее имевшейся проблемы.