Экс-министр финансов Алексей Кудрин полагает, что начавшаяся в мире в целом стагнация может быть очень долгой. «И если рецессия обострится в Европе, то нас, конечно, заденет. Будет и минус 3% ВВП по итогам года, и минус 5%. Но если в Европе ничего не разразится, по крайней мере в ближайшие два-три года, то у нас будет стагнация. Если темпы роста будут ниже 3%, то есть ниже среднемировых, значит, мы будем отставать, наша доля в глобальной экономике будет уменьшаться, а мы сами — становиться все менее конкурентоспособными. Будем терять даже наши маленькие ниши на мировом рынке», — заявил он в интервью журналу «Коммерсант-Власть».

Однако стагнация, по его мнению, возможно, не сразу, а года через два, подтолкнет к изменениям. «Это будет третий сценарий развития российской экономики, который мы представляли на форуме в Давосе, — медленное снижение цен на углеводороды и начало медленных реформ. Отчасти этот сценарий запускается уже сейчас. Мы видим, что цены на нефть уже не поддерживают экономический рост, влияют или нулевым образом, или отрицательным. И тогда придется проводить реформы».

Он напомнил, как страна выходила из дефолта 1998 года и что было сделано в 2000-е годы: «Я писал вместе с МВФ ряд программ, был даже такой «план Кудрина-Фишера». Мы не только выполнили этот план, но и пошли значительно дальше. От нас никто не ожидал, что рубль станет конвертируемым. Нет больше деревянного рубля. Наш рубль реальный. Даже если темпы роста упадут, даже если станут отрицательными, он конвертируемым быть не перестанет. Это серьезное достижение. Мы развили сферу финансов. Капитал российской банковской системы вырос в 21,4 раза за период с января 2000-го по январь 2013 года».

Финансовая система России, продолжает Кудрин, конечно, намного слабее, чем западная, но основы созданы. Он отверг упреки в том, что правительство в те годы не тратилось на развитие экономики. «Это не так. Поэтому тогда с инфляцией не могли справиться, произошло укрепление рубля. Я вам назову такие траты, и вы их хорошо помните. Было запущено пять нацпроектов, деньги взяли из бюджета. В 2005—2006 годах были капитализированы ВЭБ, Россельхозбанк, созданы «Роснано», Фонд развития ЖКХ, Инвестиционный фонд — был целый список тем. Я очень сильно сомневался в эффективности инвестфонда. Мы тогда рванули вперед в части увеличения расходов на институты развития, но ожидаемых результатов не добились. Поэтому есть ощущение, что ничего не делалось. Не так все было плохо, как сейчас видится. Да, мы в итоге не оказались на уровне передовых стран, и в результате в общественном сознании занижается то, что мы сделали в те годы. Другое дело, что я и тогда понимал, что это, может быть, совсем не то, что надо делать. С таким наплывом денег мы теряем стимулы выстраивать программы эффективности», — сказал Кудрин.