Анонимные телефонные звонки вдове Андрея Козлова стали причиной того, что на слушания по делу о его убийстве не будут пускать журналистов, пишет газета «Ведомости». В конце заседания 24 марта, когда судья Наталия Олихвер уже отпустила присяжных, сторона обвинения заявила ходатайство: впредь вести заседания в закрытом для прессы режиме. Потерпевшей Екатерине Козловой поступают звонки с угрозами, и она боится ходить в суд. А свидетеля Ухабова-Богославского [автора анонимных писем Козлову, в которых сообщается о заговоре с целью его дискредитации. — «Ведомости»], который выступал в суде 18 марта, на следующий же день уволили с работы за данные показания, жаловалась обвинитель.

«Мы ожидали этого. Складывается впечатление, что угроза потерпевшей исходит из зала суда», — возразил адвокат подсудимого Алексея Френкеля Руслан Коблев. Довод, будто обеспечение безопасности потерпевшей требует закрытия процесса, по его мнению, абсурден, в суде ее представляют профессиональные адвокаты. Коблев добавил, что председатель Мосгорсуда Ольга Егорова призывает бороться с излишней закрытостью процессов.

«Я около 15 лет руководил разными организациями, и если бы узнал, что у меня работает человек, который анонимками добился отзыва лицензии какой-либо компании, то я бы тоже, наверное, уволил его — вдруг и на меня что-нибудь напишет», — заявил Френкель, ходатайствуя, чтобы слушание проходило в открытом для прессы режиме. «Почему надо именно сейчас закрывать процесс? Это не восстановит уволенного на работе и не прекратит угрозы потерпевшей», — недоумевала обвиняемая Лиана Аскерова.

«Учитывая обстоятельства и особенности уголовного дела, а также заявление потерпевшей о наличии угроз в адрес ее и ее семьи, дальнейшее судебное разбирательство суд решил проводить в закрытом режиме, поскольку этого требуют интересы безопасности участников процесса», — решила судья Олихвер.

«Никто не хочет допустить публикации сведений о том, что происходит внутри ЦБ, и о том, как решаются вопросы ЦБ с коммерческими банками, в особенности по вступлению в систему страхования вкладов», — объясняет руководитель Проекта национального развития, бывший сотрудник ЦБ Андрей Черепанов.