Владелец «Дымовского колбасного производства» и сети магазинов «Республика» Вадим Дымов вложился в микрокредитование, купив миноритарную долю в компании Moneyman; размер инвестиций составил 3 млн долларов. Об этом Forbes сообщил генеральный директор компании Moneyman Борис Батин; Дымов это подтвердил. Размер проданной доли не раскрывается, однако, по данным Forbes, речь идет о 33% компании.

Moneyman — это стартап, запустившийся меньше года назад и организованный двумя бывшими инвестбанкирами Борисом Батиным и Александром Дунаевым. Moneyman выдает микрозаймы в размере до 15 тыс. рублей по заявкам на сайте, используя автоматические системы одобрения. Потенциальный заемщик оставляет заявку на сайте, автоматическая система оценивает его риск-профиль и принимает решение, и деньги поступают на счет, указанный в заявке. Батин говорит, что идея бизнеса позаимствована у английского сервиса Wonga.com, но адаптирована к российским условиями.

Как напоминает Forbes, Дымов — не первый крупный предприниматель, который заинтересовался микрофинансированием. В начале 2012 года миллиардер Олег Бойко купил 75% микрофинансовой организации 4finance со штаб-квартирой в Латвии. Сумма сделки, по оценкам Forbes, могла составить 190 млн долларов. Сейчас Бойко собирается расширить этот бизнес и на Россию. Микрофинансовым бизнесом владеет Александр Мамут: весной 2012 года стало известно, что ему принадлежит 50% компании «МигКредит».

«Среди финансовых рынков это самый быстрорастущий сегмент», — объясняет интерес предпринимателей к микрофинансированию замгендиректора рейтингового агентства «Эксперт РА» Павел Самиев. По прогнозам J’son & Partners Consulting, в 2012—2017 годах среднегодовые темпы роста этого рынка в России составят 54%. По оценке микрофинансовой компании «Домашние деньги», к 2015 году объем рынка микрофинансирования в России составит 300 млрд рублей против 50 млрд по итогам 2012 года.

По оценке Самиева, микрофинансовый бизнес, будучи построен серьезно, с правильным подходом к скорингу и оценке рисков, окупается за пять лет, при более мягком подходе — за три года.