Белиз, полюбившийся российскому бизнесу за дешевизну фирм-однодневок, станет более прозрачным. Как уточняют «Ведомости», страна ратифицировала конвенцию об обмене информацией с налоговыми службами других государств в конце мая и должна начать передачу информации с конца сентября. Но правительство Белиза решило сразу же вписаться в мировой тренд повышения прозрачности офшоров: под контроль государства возвращены два реестра собственников (реестр международных бизнес-компаний Белиза и Международный морской торговый реестр), которые по договору об управлении вела частная Belize International Services Limited.

Договор об управлении должен был действовать до 2020 года. Связаться с Belize International Services не удалось.

Белиз наряду с Сейшельскими островами — центры российских однодневок, говорит партнер Paragon Advice Group Александр Захаров. Он любим малым и средним бизнесом и уклоняющимися от налогов россиянами, считает партнер Ronlaw Partners Павел Романенко.

Белиз используют в связке с Кипром (у которого есть соглашения об избежании двойного налогообложения с Россией): через Кипр транзитом идут в страну кредиты из Белиза, а обратно в Белиз — процентные платежи. Кипр и Нидерланды — крупнейшие кредиторы России, а Белиз, как и Панама и Бермуды, имеет нетто-задолженность перед российскими компаниями. В 2012 году нетто-приток в страну, по данным ЦБ, составил 221 млн долларов, произошел резкий скачок по сравнению с предыдущими годами. Российские компании выдавали белизским однодневкам кредиты, многие могут никогда не вернуться, трактует данные Захаров.

В Белизе регистрация компании стоит около 300 долларов, объясняет его популярность Захаров. На Сейшелах сумма начинается от 500 долларов, а на Британских Виргинских островах равняется 1,7 тыс.

К Белизу всегда были особые претензии именно из-за полной конфиденциальности, говорит Романенко: «Он не раскрывал информацию о собственниках даже в той мере, в какой это делают другие офшоры». В последнее время Белиз полюбили еще больше: утечка информации о собственниках компаний на Британских Виргинских островах заставила искать альтернативу, заключает юрист.