Мир проходит через настоящий структурный кризис десятилетия. В результате появятся новая экономическая модель, новые правила регулирования, новая резервная валюта. Об этом в интервью газете «Московские новости» рассуждает ректор Российской академии народного хозяйства и госслужбы при президенте РФ, доктор экономических наук Владимир Мау.

«Развитый мир сегодня находится в структурном кризисе, аналогичном тому, что имел место в 1930-е, затем в 1970-е годы. Сейчас мы подошли к апогею кризиса, к моменту, когда пришло осознание: традиционные механизмы борьбы действовать не будут. Выход из кризиса ознаменует формирование новой технологической модели, новой экономической структуры, новых геополитических балансов, появление новой экономической доктрины, прежде всего доктрины регулирования, новой конфигурации мировых валют», — считает Мау.

По его мнению, «в новой экономике будет усиливаться роль производства высокотехнологичной, даже сверхвысокотехнологичной продукции внутри страны». Это продукция, в которой доля затрат на исследования и разработки существенно перевешивает затраты труда, поясняет экономист. «То есть наличие высококлассных разработчиков оказывается важнее дешевой рабочей силы для производства этих продуктов. Есть набор признаков, из которых следует: самые новые технологии и самые новые производства сейчас имеет смысл размещать не там, где дешевый труд, а где развиваются исследования и находится основной потребитель», — рассуждает эксперт.

Новая модель будет связана и «с новыми принципами регулирования экономики», считает Мау: «Скорее всего, это будет формирование наднациональных (и даже глобальных) механизмов регулирования» по типу отчасти Европейского центробанка, отчасти Евросоюза в целом. «Это как раз то, что должна бы делать «большая двадцатка». Но пока не делает, хотя повестка G20 — это выработка именно наднациональных правил игры», — заметил в этой связи экономист.

Говоря о текущем экономическом кризисе, эксперт высказал мнение, что, хотя Америка оправляется быстрее, Европу нельзя сбрасывать со счетов: «Перед Европой — набор нестандартных задач, длинных, тяжелых, беспрецедентных. Поскольку такого разноскоростного интеграционного объединения с единой валютой в истории практически не было. Но в общем она довольно успешно решает свои проблемы. Мы видим, что юг постепенно приводит себя в чувство и расходы хоть как-то начинают соответствовать уровню производительности труда».

«Вообще, если говорить более широко, то, что мы видим, — это кризис социального государства, возникшего в XX веке, — продолжает Мау. — В структурном смысле все социальное государство — в виде образования, здравоохранения, пенсионной системы — построено под индустриальное общество. Соответственно, кризис тяжелее там, где более развито социальное государство при меньшей производительности труда. Поэтому в Европе он сильнее, чем в Америке; в Америке сильнее, чем в Азии, поскольку там нет индустриального социального государства. В Европе он сильнее на юге, чем на севере, поскольку социальное государство юга не подкреплено экономически так, как на севере».

В целом, говоря о перспективах крупнейших экономик в связи с текущим кризисом (и в том числе отвечая на вопрос о перспективах Японии), эксперт подчеркнул, что «с появлением модели современного экономического роста мы ни разу не видели случаев, чтобы развитая страна сильно деградировала».

Что касается перспектив различных мировых валют, которым сегодня прочат статус резервных, то, по мнению Мау, «юань — кандидат, но многое будет зависеть от валютной политики самого Китая. Пока юань неконвертируем, а без этого валюта не может быть резервной». «Однако может произойти и другое: усилится роль региональных резервных валют, — не исключает экономист. — Рубль, если не наделать каких-то больших глупостей, может стать региональной резервной валютной».