Экс-министр экономического развития, ныне помощник президента РФ Андрей Белоусов во время представления своего преемника, бывшего первого зампреда Банка России Алексея Улюкаева, признался, что чуть не подрался с нынешним главой Сбербанка России, тогда — министром экономразвития Германом Грефом из-за несовпадения взглядов на экономическую политику.

«Я это министерство в значительной мере создавал с 2006 года, когда я пришел. Греф меня три раза приглашал в министерство: первый раз я хорошо помню, у нас с ним чуть до драки не дошло, когда я ему сказал, что то, что он делает, — это все полная фигня, — цитирует слова Белоусова корреспондент портала Банки.ру. — Когда он (Греф) стал министром, он позвал меня своим заместителем заниматься инвестициями, я тогда отказался в силу целого ряда причин». Президент — председатель правления Сбербанка России занимал пост министра экономического развития РФ с 2000 по 2007 год.

«Второй раз он меня позвал в 2004 году, предложив заниматься развитием. Шаронов (Андрей Шаронов, в 1997—2007 годах — замминистра, статс-секретарь и первый замминистра экономического развития и торговли РФ. — Прим. ред.) должен был заниматься институциональными реформами. Тогда я и согласился, и все дело шло к моему приходу в министерство, но меня позвал тогда Фрадков (Михаил Фрадков, председатель правительства России с 2004 года по 12 сентября 2007 года. — Прим. ред.) быть его внештатным советником, я тогда работал с Михаилом Ефимовичем плотно», — поделился воспоминаниями помощник президента РФ.

«В 2006 году Греф с Фрадковым все-таки договорились, и меня «десантировали» в министерство. Я начал с того, что курировал макроэкономический департамент. Потом из макроэкономического департамента выделился департамент отраслей (департамент развития секторов экономики), который возглавил Алексей Соколов, а затем — Людмила Тяжельникова… В общем, когда я уходил в 2008 году в аппарат правительства, я уже курировал около половины министерства, — рассказывает Белоусов. — Это все работа с людьми, это все отстраивание… Трудно относиться к министерству иначе, как к своему детищу, своему продукту».

«Я перехожу в администрацию с четким ощущением того, что мы все находимся в одной системе, в одной лодке и нет никакой китайской стены, никакого водораздела между администрацией и министерствами: общая задача, общие ориентиры», — заключил бывший министр.