Уголовная ответственность за фальсификацию отчетности, ввести которую для руководителей банков пытаются уже несколько лет, может быть распространена на топ-менеджеров и бухгалтеров всех финансовых компаний. Как стало известно «Коммерсанту», норму о лишении свободы руководителей финансовых организаций за представление недостоверной отчетности предлагается ввести в поправки к Уголовному кодексу.

За внесение заведомо неполных или ложных сведений в отчетность, сокрытие информации, а также представление недостоверных сведений в ЦБ, их публикацию и раскрытие предлагается наказывать штрафами в 300—700 тыс. рублей, ограничением свободы до трех лет либо лишением свободы на срок до четырех лет со штрафом.

Причем уголовную ответственность за фальсификацию отчетности планируется распространить на всех участников финансового рынка — банки, страховые организации, НПФ, профессиональных участников рынка ценных бумаг, управляющие компании инвестфонда, паевого инвестиционного фонда и НПФ, клиринговые организации, товарные и валютные биржи, а также кредитные потребительские кооперативы.

Наказание предусматривается для руководителей и лиц, ответственных за ведение бухгалтерского отчета и подготовку отчетностей в этих финансовых организациях. «Есть недобросовестные организации, которые сознательно подделывают отчетность, — пояснил «Коммерсанту» замдиректора департамента корпоративного развития Минэкономики Ростислав Кокорев. — Факт фальсификации часто обнаруживался в тех организациях, которые привлекали средства граждан, а затем становились банкротами. При ужесточении наказания есть шанс спасти деньги клиентов».

Уголовную ответственность за недостоверную отчетность на российском рынке начинали вводить с банковского сектора. В ноябре 2012 года профильные министерства и ведомства (Минфин, Минэкономики, ЦБ, АСВ и МВД) после нескольких лет работы согласовали поправки к Уголовному кодексу, предусматривающие лишение свободы для руководителей банков и лиц, ответственных за подделку финансовой отчетности. Однако с тех пор статус этих поправок так и не изменился, отмечает «Коммерсант».