У бывшего министра финансов Подмосковья Алексея Кузнецова, который на днях был задержан в одной из гостиниц недалеко от Сен-Тропе на Лазурном берегу, действительно в ходе обыска были обнаружены несколько паспортов на другие имена. Однако при аресте он предъявил не один из них, а настоящий документ. Об этом сообщили «Известиям» в полицейском управлении Тулона.

«У французского правосудия к нему претензий нет. Он содержится под стражей исключительно во исполнение международного ордера Интерпола, инициированного российскими правоохранительными органами, — уточнили в полицейском управлении. — В СИЗО Кузнецов находится не как подозреваемый, а как кандидат на депортацию».

В настоящее время он размещен в общей камере, где по нормам может содержаться до трех человек, в тюрьме небольшого населенного пункта Люин, в 10 км к югу от Экс-ан-Прованса. Условия у него стандартные, которые включают возможности контакта с адвокатом и ежедневные прогулки.

О сложностях передачи разыскиваемых преступников властям страны, объявившей их в розыск, «Известиям» рассказала генеральный адвокат генпрокуратуры Экс-ан-Прованса Соланж Легра. «Для начала из России должен поступить запрос о выдаче Кузнецова, — сказала она. — У страны, которая этого требует, есть 40 дней, чтобы представить нам необходимую документацию. Такого документа у нас еще нет».

По ее словам, необходимые материалы должны быть переданы по каналам МИДа. Дипломаты, в свою очередь, переправят их в Минюст. После изучения всех документов, на которых базируется запрос на экстрадицию, будет созвано заседание суда, которое должно вынести суждение по сути вопроса. Задержанный Кузнецов может подать по его итогам апелляцию. В конце концов дело выносится на рассмотрение премьер-министра Франции, который может подписать декрет об экстрадиции. Он доводится до сведения заинтересованного лица. Декрет можно еще раз оспорить в Конституционном совете. И только после этой инстанции следует сама процедура передачи. «Еще не было случая, чтобы подобные дела решались быстрее чем за шесть месяцев. Обычно же на все процедуры уходит не менее года», — отметила Легра.