Банк Москвы был рейдерски захвачен, а дыра в его балансе на сотни миллиардов рублей, которую нашли, — «совершенно рукотворная». Об этом заявил в интервью журналу Forbes бывший президент и совладелец банка Москвы Андрей Бородин. Как известно, после смены мэра столицы Банк Москвы, в том числе пакет Бородина, достался ВТБ, руководство которого обвинило бывшего президента банка в выводе активов. Бородин скрылся в Великобритании. Против него было возбуждено несколько уголовных дел, он объявлен в международный розыск. Интерпол включил Бородина в «красный циркуляр» как разыскиваемого за совершение особо тяжкого преступления. По запросу Генпрокуратуры РФ арестована его недвижимость.

В интервью, которое состоялось в Лондоне, в The Arts Club, расположенном в аристократическом районе Мэйфэйр, неподалеку от легендарной гостинцы Ritz, Бородин рассказал, в частности, о конфликте с ВТБ. Так он описывает историю с покупкой Банка Москвы: «Процесс покупки они закончили, еще изучая документы. Картина им была ясна, а потом начались разговоры, что им не нравятся активы. Я им сказал: «Не нравится, давайте мы купим». И отправил телеграммой с уведомлением оферту Кудрину (Алексей Кудрин — тогдашний вице-премьер, министр финансов. — Прим. ред.) и Костину (Андрей Костин — президент-председатель правления ВТБ. — Прим. ред.). У меня была уверенность, что мы быстро организуем сделку и найдем достаточное количество инвесторов».

Сделка с ВТБ произошла, когда Бородин уже уехал в Лондон. Бывших сотрудников банка — близких к Бородину, по его словам, «просто запугали». «Им было запрещено со мной общаться. Гестаповскими методами работали. И преемственность дел разрушили. (Люди из ВТБ. — Прим. ред.) не стали пролонгировать кредиты, работать в рамках кредитных лимитов. Летом (2011 года. — Прим. ред.), в конце июня — начале июля мне звонил Игнатьев (Сергей Игнатьев — глава Центробанка. — Прим. ред.) и просил прокомментировать ситуацию с кредитным портфелем связанных со мной или приписываемых мне компаний, список которых передали в ЦБ новые менеджеры. Я рассказал ему, насколько мог знать, что они вписали заемщиков, о которых я вообще не знал. Игнатьев сказал мне, что новые менеджеры отказываются продолжать работать с этими компаниями и тем самым создают дыру в балансе банка, которой ЦБ должен заниматься. Я думаю, что на него оказывал влияние Кудрин, который, будучи в совете директоров Агентства по страхованию вкладов (АСВ передавало Банку Москвы льготный кредит ЦБ. — Прим. ред.), влиял на АСВ. Он же был представителем РФ в Национальном банковском совете, он же — председателем наблюдательного совета ВТБ… Вместе с Костиным они фактически ввели в заблуждение руководство страны и добились выделения громадных денег», — заявил Бородин.

Главной целью ВТБ, по словам Бородина, было поправить свои дела: «Все эти поглощения, укрупнения служат тому, чтобы прикрыть многомиллиардные потери, которые они никак не могли закрыть».

На вопрос корреспондента журнала о том, куда были вложены вырученные им от продажи Банка Москвы примерно 800 млн долларов, Бородин ответил так: «Я бы не хотел говорить о своих личных финансовых вопросах. Поймите: мои «друзья» из России по-прежнему ведут охоту за моими активами. Кроме того, многих из тех, кто со мной работал, по-прежнему вызывают на допросы по совершенно надуманным, сфабрикованным делам. В этой ситуации что-то рассказывать не совсем разумно. Теоретически могу сказать, что, если у вас есть деньги, их не надо держать в банке на текущем счету. Деньги должны работать».