На саммите G20, который открывается завтра в Санкт-Петербурге, речь пойдет, в частности, о теневом банкинге — одной из главных проблем финансового сектора многих стран. Теневой банкинг — это не криминал, не преступники, это институты, находящиеся за рамками национальных банковских систем, рассказал в интервью «Российской газете» заместитель министра финансов Сергей Сторчак (курирует в Минфине взаимодействие России с международными финансовыми институтами, а также с G8 и G20).

Классический пример теневого банкинга в России, по его словам, — терминалы по оплате услуг. И регулятор, как полагает Сторчак, достоверно не знает, кто эти автоматы на самом деле держит.

Отвечая на вопрос о том, что «двадцатка» намерена делать с теневым банкингом, замминистра рассказал, что изучением этой проблемы занимается Совет финансовой стабильности, в котором создано пять рабочих групп. «Одна из них занимается фондами денежных рынков. Еще одна — рынком РЕПО, — говорит Сторчак. — В трактовке Совета по финансовой стабильности это тоже теневой банкинг, а у нас в стране классическая деятельность подавляющего количества коммерческих банков. Есть группа, которая пытается выяснить, какие существуют связи между теневым и стандартным банкингом. Причина интереса очевидна: если как следует покопаться в этом теневом секторе, окажется, что очень много работающих в нем юрлиц создано самими банками. Возможно, отчасти как раз для того, чтобы выйти из-под надзора регуляторов».