В конце прошлой недели Московский Кредитный Банк (МКБ) подал новый иск в Арбитражный суд Москвы. Теперь он пытается взыскать с «Ингосстраха» 85,4 млн рублей за мошенничество с вкладом, пишут «Ведомости». В начале сентября Федеральный арбитражный суд Московского округа присудил МКБ победу в споре с «Ингосстрахом» на 30 млн рублей. Банк требовал со страховщика 24,7 млн рублей и неустойку 5 млн за ущерб от мошенников, снявших деньги по поддельной доверенности.

В сентябре 2010 года клиент Каргин открыл вклад на 27 млн рублей, который позже пополнил на 5,5 млн. В августе 2011-го в банк пришел человек с паспортом на имя Каргина. Положил на счет 300 тыс. рублей, запросил выписки по счетам и оформил доверенность на человека с фамилией Кондратов. Через два дня уже Кондратов принес заявление о досрочном возврате вклада и получил 32,9 млн рублей. Позже объявился Каргин, как оказалось доверенность не оформлявший. Полиция возбудила уголовное дело, а банк обратился в «Ингосстрах» за возмещением потерь, но страховщик платить отказался.
«Последний иск подан по мошенничеству, которое произошло с разницей в несколько дней с предыдущим случаем», — уточнил изданию представитель банка.

В обоих случаях банк требует выплаты по полису комплексного страхования банков (BBB). Гендиректор «Ингосстраха» Александр Григорьев считает ситуацию возмутительной: «МКБ много лет покупает полис ВВВ с ограниченным покрытием, где прямо сказано: «операции с доверенностями не покрываются вообще». «Банк маленький, и там что, так много вкладов по 1—3 млн долларов? — недоволен он. — Их каждый день десятками вносят и выдают? И они каждый раз не удостоверяют личность и выдают деньги просто так?»

Суммы, снятые мошенническим путем, незначительны в общем объеме, настаивает представитель банка и замечает, что внутреннее расследование не выявило нарушений со стороны сотрудников. По итогам первого полугодия объем средств населения в МКБ составлял 123 млрд рублей.

Представитель банка не смог ответить, как система безопасности пропустила две мошеннические выплаты за такой короткий срок. «Заявления о халатности противоречат выводам судов, — говорит представитель МКБ. — По правилам выплата осуществляется, если убыток был понесен в результате того, что из-за наличия поддельной подписи и другого противоправного изменения сотрудник банка не мог отличить подделку от подлинника».