Инфляционные ожидания рынка опережают прогноз инфляции на текущий год, замедляющейся экономике необходимы инвестиции и структурные реформы, и в этих условиях монетарное стимулирование лишь разгонит рост потребительских цен, к которому может добавиться давление от частичной заморозки тарифов, вынуждающее Центральный банк пересмотреть прогнозы. Об этом на саммите Reuters сказала первый зампред ЦБ Ксения Юдаева.

«ЦБ будет снижать ставки, когда мы будем видеть текущий тренд на снижение инфляции и когда будем понимать, что тренд на следующий год остается понижательным, что мы укладываемся в установленные цели», — сказала Юдаева, оценивая инфляционные ожидания населения как «достаточно высокие».

В этой ситуации ЦБ, который в последний раз снижал ключевые ставки два года назад, смягчать политику не торопится, считая свои возможности подстегивать экономический рост преувеличенными.

«У рынка очень высокие инфляционные ожидания, они в принципе сейчас выше, чем наши (ЦБ) прогнозы инфляции на конец года. Мы знаем, что в таких условиях попытки использовать денежно-кредитную политику для стимулирования выпуска не оказывают положительного влияния на выпуск, они сразу же сказываются на инфляции».

Годовая инфляция все еще остается выше целевого диапазона на этот год в 5—6%. В следующие два года ЦБ должен был снизить ее до рекордно низких для России 4,5% с помощью полной заморозки роста тарифов на 2014 год, но власти РФ преподнесли Центробанку сюрприз и вывели из моратория тарифы для населения.

«Решение по тарифам, которое было принято, определенную сумятицу внесло в процесс. Мы в результате вынуждены провести некоторую переоценку наших прогнозов и посмотреть, на какие параметры мы выходим», — сказала Юдаева.

«У нас есть выбор: либо мы сохраняем тот же целевой ориентир и, соответственно, подстраиваем под него свою ДКП, или, если мы видим существенное влияние этого решения, то можем немножко поменять свой целевой ориентир, чтобы сбалансировать скорость снижения инфляции и то возможное влияние на выпуск, которое эти действия могут иметь».

К какому из вариантов склоняется ЦБ, Юдаева не сказала, отметив, что совет директоров примет решение на этой неделе: «Если окажется, что целевой ориентир менять не нужно, потому что вклад нового решения по тарифам минимальный, значит, и коррекции политики особо серьезной не будет. Если окажется, что существенное расхождение в инфляции, то тогда можем и цели поменять».

Набиуллина оценивала эффект от повышения тарифов на инфляцию в 0,5 процентного пункта и предупреждала об угрозе ужесточения денежно-кредитной политики — нежелательного в условиях вялого роста экономики.

По оценкам ЦБ, российская экономика растет ниже своего потенциала на 0,5 процентного пункта и способна прибавлять 2,0—2,5% в год, но высокие инфляционные ожидания и природа затухания экономического роста мешают регулятору проводить контрциклическую политику для стимулирования выпуска в случае циклических колебаний, сказала Юдаева.

«Если ЦБ действительно сможет снизить инфляцию до уровня 3—4%, удерживать ее таким образом продолжительный период времени и снизить до этого уровня инфляционные ожидания, то тогда у ЦБ появится возможность проводить контрциклическую денежно-кредитную политику». Но сейчас ЦБ не в силах помочь сократить разрыв выпуска, основная причина которого — недостаток инвестиционного роста.

«То падение выпуска, которое мы сейчас наблюдаем, носит скорее структурный характер, это в значительной мере снижение темпов потенциального выпуска и еще один сигнал к тому, что денежно-кредитная политика как фактор стимулирования экономического роста в этих условиях может быть не очень эффективной», — сказала Юдаева.