Президент ВТБ Андрей Костин в сентябре написал Владимиру Путину письмо с просьбой поручить правительству и Минкомсвязи рассмотреть вопрос о внедрении в России принципа технологической нейтральности. Принцип этот, как отмечают «Ведомости», очень нужен оператору «Tele2 Россия».

ВТБ купил «Tele2 Россия» у шведов в марте этого года, в начале октября стало известно, что 50% компании он продает структурам банка «Россия», его главный акционер — старинный путинский знакомый Юрий Ковальчук. Сделка, по информации издания, должна быть закрыта на днях.

В соответствии с этим принципом оператор может использовать имеющиеся у него частоты для развития любой технологии (сейчас — только для той, под которую он эти частоты получал). В частности, после введения принципа нейтральности все операторы, работающие на частотах GSM, смогут строить в этом же диапазоне сети четвертого поколения.

Путин наложил на письмо резолюцию «Рассмотреть и поддержать». Вопрос о внедрении технологической нейтральности будет рассмотрен Государственной комиссией по радиочастотам в эту пятницу.

Услуги 4G/LTE остаются недоступными для большинства граждан — «особенно социально незащищенных», пишет Костин. Из-за запрета оказывать услуги четвертого поколения на GSM-частотах и, «как следствие, отсутствия конкурентоспособного предложения стоимость ШПД-услуг мобильных операторов в среднем в три раза выше, чем ежемесячные затраты абонентов на услуги мобильной телефонии», объясняет банкир.

Между тем принцип технологической нейтральности нужен не только «социально незащищенным», но и «Tele2 Россия», указывают «Ведомости». Это единственный в России крупный оператор, которому не досталось частот для развития связи третьего и четвертого поколения; все разобрала «большая четверка» — «Ростелеком», МТС, «Вымпелком» и «Мегафон». Поддержка Путина очень важна для «Tele2 Россия» и еще в одном аспекте, отмечают «Ведомости». На базе оператора ВТБ и Ковальчук хотят создать СП с «Ростелекомом», объединив мобильные бизнесы двух компаний. От того, как будет оценен бизнес «Tele2 Россия» и сотовый бизнес «Ростелекома», зависит, кто получит в СП контроль.