Всемирный Банк готов рассматривать анонимные сигналы от своих сотрудников для искоренения «злоупотреблений, угрожающих деятельности… банка либо управлению им». Это предусмотрено новой политикой кредитной организации в отношении тех, кого по-английски именуют «дующими в свисток», чтобы сигнализировать о неблагополучии, а по-русски — то «стукачами», то «правдоискателями». По сообщению пресс-службы Всемирного Банка, новая политика в области внутреннего общественного контроля вступила в силу со вторника. Она вырабатывалась в течение последних двух лет с участием руководства банка, ассоциации его служащих, а также независимых экспертов со стороны.

Новая политика поощряет подачу жалоб на недостатки и злоупотребления «как по внутренним, так и, в определенных обстоятельствах, по внешним каналам». Сигналы могут быть открытыми и конфиденциальными, передает ИТАР-ТАСС. Анонимки принимаются, если они выглядят «достаточно подробными и обоснованными». «Не берутся под защиту» заведомо ложные и безрассудные обвинения. Подача сигналов рассматривается не только как право, но, в определенных обстоятельствах, и как обязанность сотрудников.

Ключевой элемент нового подхода — защита от возмездия. Прямо запрещаются «любые прямые или косвенные неблагоприятные действия… администрации или аппарата» банка в отношении источника критической информации — «будь то в виде рекомендации, угрозы или непосредственных шагов». Предусмотрена возможность защиты человека в виде административного отпуска или временного перевода на новое место работы. В случае жалоб со стороны «свистуна» на какие-либо действия в отношении него бремя доказательства обоснованности таких действий возлагается на администрацию. При сохранении спорных ситуаций допускается возможность обращения в апелляционный комитет, административный трибунал или использования альтернативных методов урегулирования, включая внешнее посредничество.

В недавнем прошлом сигналы от Ассоциации сотрудников ВБ привели к досрочному позорному уходу в отставку прежнего президента банка Пола Вулфовица. По сути это был бунт рядовых служащих банка против тогдашнего административного руководства и его порядков, включавших, как тогда утверждалось, откровенный и жесткий зажим всякой критики.