Тюменский Сибнефтебанк, подконтрольный экс-министру топлива и энергетики Юрию Шафранику и его брату, председателю совета директоров Сибирской нефтяной корпорации Сергею Шафранику (владеют долей 81,67% через компании «РииТЭК» и «Парселл»), скоро сменит акционеров. По сведениям «Коммерсанта», Юрий Шафраник продает свой банковский актив, покупателем выступит нынешний предправления банка Альберт Халитов и близкие к нему люди.

В Сибнефтебанке подтвердили информацию о предстоящих изменениях в составе акционеров. «Подготовлены две альтернативные сделки, по каждой из них существуют еще не до конца согласованные юридические аспекты, их планируется урегулировать в течение одной-двух недель», — уточнил Халитов. По данным газеты, депозит, гарантирующий сделку, уже перечислен на счет в банке.

Формально причиной продажи банка стал отказ нынешних акционеров концентрироваться на развитии банковского бизнеса. «В последние годы уровень требований как к самой банковской деятельности, так и к вовлеченным в нее людям существенно повысился, и контролирующие акционеры встали перед выбором: либо заниматься банковским бизнесом основательно и приоритетно, либо выходить из него», — говорит Халитов. При этом он был одним из четырех претендентов на актив.

Вероятной причиной отказа от сделки потенциальных покупателей, по сведениям «Коммерсанта», мог стать рост рисков по кредитному портфелю. К структурам одного из крупных заемщиков банка — группы компаний «РУ-Энерджи Групп» (включает в себя предприятия, специализирующиеся на нефтесервисе и производстве нефтяного и газового оборудования) были поданы иски от контрагентов о взыскании долгов и даже в отдельных случаях о признании банкротами. Об этом свидетельствует информация в картотеке дел на сайте Высшего арбитражного суда. Пока признанных судом банкротами компаний из числа структур «РУ-Энерджи» не обнаружилось: некоторые иски были отклонены, ряд еще рассматривается.

Насколько перспективы судебных разбирательств «РУ-Энерджи» могли повлиять на исход сделки, оценить сложно, отмечает газета. Участники рынка полагают, что сделка может быть сложно структурированной, а реальный интересант в ней иным, чем номинальный. Впрочем, сам Халитов, хоть и не называет цену, утверждает, что сделка рыночная, а ее сумма соответствует конъюнктуре рынка акций публично торгующихся банков в России.