Идея ограничения ростовщических ставок по кредитам 13 ноября исчезла еще более неожиданно, чем появилась летом этого года. Уже согласованные ЦБ и Минфином поправки к законопроекту «О потребкредитовании», принятие которых было обещано до 15 декабря, попросту не были внесены. Вместе с ними исчезли и прочие поблажки для банковских заемщиков. В деталях произошедшего разбирался «Коммерсант».

Суть поправок сводилась к тому, что ЦБ получит право рассчитывать средние ставки по разным типам кредитов и устанавливать предельно возможные отклонения от них (до 30%). Именно в такой форме идея ограничения ставок уже была записана в последней версии законопроекта о потребкредитовании. Более того, появилась она по результатам поручения президента Владимира Путина проработать вопрос о «целесообразности введения прямого административного регулирования процентных ставок по необеспеченным потребительским кредитам и займам». Поручение было дано по итогам встречи Путина с главой ЦБ Набиуллиной летом этого года. Причиной беспокойства властей называлась растущая закредитованность населения.

Как рассказали «Коммерсанту» источники, знакомые с развитием ситуации, изменения в ходе этого практически решенного вопроса произошли буквально за последнюю неделю. По словам одного из них, «все это время представители ЦБ сидели в Думе и переписывали поправки». Попытка внести поправки была, но оказалась неудачной, подтвердил другой источник.

Кто мог заблокировать поправки, фактически согласованные ЦБ и Минфином, источники «Коммерсанта» лишь предполагают. Не секрет, что предложения ограничить ставки грозили серьезно ударить по банковскому кредитованию, оставив за бортом большое число игроков, поэтому банковское лобби, безусловно, сыграло свою роль, признает собеседник газеты, указывая, что «достичь полученного результата без поддержки сверху было бы невозможно».

По другой версии, определяющим как раз и стало отсутствие поддержки со стороны администрации президента. «Прямого указания ограничить ставки не было — поручено было проработать вопрос о необходимости применения такой меры, а чрезмерная активность финансовых регуляторов почему-то не нашла поддержки у власти, что важно для депутатов», — отмечает еще один источник, знакомый с ситуацией. «Не нужно недооценивать силы банкиров, специализирующихся на потребкредитовании, это огромный бизнес, цена обрушения которого в случае продолжения давления — сотни миллиардов вкладов граждан, что не могло быть проигнорировано», — говорит представитель банка из топ-5 в потребкредитовании. Это в некоторой степени объясняет и то, что вместе с идеей ограничения ставок из проекта исчезли и прочие поправки, защищающие права заемщиков (по размеру штрафов, ограничению взаимодействия с коллекторами, защите прав ипотечных заемщиков и пр.).

«Исходный законопроект не наш, депутаты и сенаторы эти предложения не поддержали, и правительство не стало их вносить», — сообщил в среду замминистра финансов Алексей Моисеев. Впрочем, Моисеев как сторонник идеи ограничения ставок сдаваться не намерен. «Она не умерла», — уверен замминистра.