Введение в России налога на дополнительные доходы (НДД) для нефтяной отрасли и изменение существующего порядка налогообложения этого сектора в настоящее время нецелесообразно, это вопрос обсуждения в долгосрочной перспективе, считает замглавы Минфина Сергей Шаталов.

Идея НДД в том, что в период начала и конца освоения месторождения налог минимален, гораздо ниже, чем существующие налоги для конкретного месторождения, а в период, когда добыча максимальна, платежи гораздо выше, чем по действующей системе. Таким образом, за весь срок эксплуатации месторождения доходы в бюджет от него не меняются, но в отдельные периоды налоговая нагрузка на компанию снижается.

«Сейчас у нас такой вопрос не стоит», — заявил Шаталов агентству «Прайм» в кулуарах российского экономического и финансового форума в Италии.

Он напомнил, что НДД в нефтяной отрасли обсуждается уже последние 10—15 лет. «В свое время мы (Минфин. — Прим. ред.) были инициаторами НДД, но сейчас пошли по другому пути: у нас очень диверсифицированная система льгот, вплоть до отдельных месторождений и предоставления разнообразных налоговых каникул, специальные режимы, например для разработки шельфа, трудноизвлекаемых запасов, выработанных и истощенных месторождений», — отметил Шаталов.

Кроме того, в РФ сейчас дифференцированы ставки экспортных пошлин на нефть, темные и светлые нефтепродукты.

«По всем этим параметрам мы так усовершенствовали систему, что та цель, которая предполагалась введением налога на допдоходы, уже, может быть, не столь актуальна. Поэтому НДД, я думаю, дело, скорее, будущего и, видимо, неблизкого. Я даже не берусь сказать, когда это может появиться», — пояснил замминистра.