Из 20 кредитов, которые Внешэкономбанк (ВЭБ) выдал олимпийским инвесторам, требуется реструктурировать девять — на эти проблемные займы приходится 79% от общей суммы в 240 млрд рублей, или 190 млрд. Об этом рассказали «Ведомостям» источник, близкий к ВЭБу, и два федеральных чиновника. Это расчеты банка, объяснил один из собеседников: «Проекты убыточны на операционном уровне, и кредиты по ним без реструктуризации, а также дополнительных мер господдержки, например налоговых льгот, невозвратные». Цифра 190 млрд включает в себя проценты, в действительности потери Внешэкономбанка меньше. ВЭБ оценивает убытки в 175 млрд рублей.

Проблемны крупнейшие проекты, которые кредитовала госкорпорация, говорят собеседники газеты: горнолыжный комплекс «Роза Хутор» (Владимир Потанин), горная медиадеревня и трамплин (Сбербанк), Олимпийская деревня и грузовой порт (Олег Дерипаска), комплекс гостиниц на 3 600 мест (Виктор Вексельберг) и др.

Проекты, которые кредитовал Внешэкономбанк, изначально были на грани окупаемости, а затем начали дорожать из-за дополнительных требований Международного олимпийского комитета, вспоминает источник, близкий к Внешэкономбанку: например, «Роза Хутор» подорожала на 14 млрд рублей. Тратить собственные средства на инфраструктуру, которая нужна Олимпиаде, а не проекту, инвесторы отказались, рассказывают собеседники «Ведомостей». Они просили увеличить кредитные линии во Внешэкономбанке, и наблюдательный совет, который тогда возглавлял Владимир Путин, согласился. Поддержал и Минфин — это позволило избежать дополнительных расходов бюджета.

Внешэкономбанк был категорически против этой схемы, продолжает человек, близкий к банку: она убила экономику почти всех проектов. Модели Внешэкономбанка показывали, что инвесторы кредиты не вернут, но было решено, что банк по сути прокредитует бюджет, вспоминает собеседник «Ведомостей»: «Убыточные проекты кредитовать нельзя, и потребовалось распоряжение правительства, что убытки при дефолте покроет федеральный бюджет». Но Минфин не заложил деньги на эти цели при подготовке бюджета на 2014—2016 годы.

Распоряжение было выгодно Внешэкономбанку: у госкорпорации пропали стимулы работать над окупаемостью проектов, отмечает федеральный чиновник.

Премьер Дмитрий Медведев дважды давал поручение Минфину, Минрегиону и Внешэкономбанку оценить целесообразность и стоимость поддержки олимпийских инвесторов. Если оказывать поддержку, то одной пролонгации кредитов (большинства — на пять-десять лет) и снижения ставки недостаточно, считает федеральный чиновник. Необходимо создать дополнительный денежный поток, говорит собеседник издания, близкий к Внешэкономбанку, это можно сделать с помощью субсидирования ставки — сейчас она 9—10% годовых, — льгот по налогу на имущество и землю, а также загрузки гостиниц после Олимпиады. Но против налоговых льгот власти Краснодарского края, а Минфин не дает денег на субсидирование ставки. Если правительство согласится внести 200 млрд рублей из Фонда национального благосостояния в капитал второго уровня Внешэкономбанка, он готов снизить процент, говорит собеседник «Ведомостей».

Для инвесторов важнее всего субсидирование ставки, а также налоговые льготы, объясняли «Ведомостям» «Базэл», Сбербанк и «Интеррос».