17 января Арбитражный суд Челябинской области взыскал в пользу Газпромбанка 8,6 млн долларов с Игоря Марочкина — ликвидатора ЗАО «Недра Бодайбо» (бывшая структура «Лензолота»), пишет «Коммерсант». То есть де-факто банку удалось добиться возмещения невозврата кредитов уже ликвидированным заемщиком, отмечает газета.

Кредиты были выданы еще в 2000—2004 годах для финансирования добычи золота. В марте 2005-го из-за просрочки выплат банк потребовал досрочного их возврата, а после неисполнения этого требования обратился в суд. Пока шли разбирательства, мажоритарный акционер «Недр Бодайбо» — компания «Лензолото» — назначил новым гендиректором ЗАО Игоря Марочкина и продал свой 51% акций некоему ООО «Виктори», несмотря на значимость актива («Лензолото» из-за этого значительно снизило добычу).

Новый акционер сменил название компании и место ее регистрации (с Иркутской на Челябинскую область), а затем ЗАО было решено ликвидировать. Ликвидатором стал тот же Марочкин, в сообщении о ликвидации не указывалось прежнее наименование компании, отдельное уведомление банку как кредитору тоже не направлялось. Ликвидатор отразил в балансе лишь налоговые долги компании, другие обязательства переименованной фирмы не упоминались.

Марочкин стал единственным, от кого банк мог что-то получить. Но суды трех инстанций отклонили иск к нему, сочтя, что банк не доказал наличия у компании активов, за счет которых кредит мог быть погашен, и не нашли связи между действиями ликвидатора и негативными последствиями для банка.

Однако президиум ВАС 18 июня 2013 года отправил дело на новое рассмотрение, подчеркнув, что порядок ликвидации юрлица не соблюден: ликвидатор знал об обязательствах, а баланс заведомо недостоверен. Более того, ВАС признал наличие схемы: «ликвидация торгового предприятия и предшествующие ей события указывают на наличие признаков недобросовестности, намерения причинить вред кредиторам, в том числе Газпромбанку», а «разумные экономические обоснования ликвидации в ином регионе под неизвестным кредиторам фирменным наименованием» отсутствуют.

Юристы отмечают, что освобождение от долгов через ликвидацию широко известно, но доказать в судах наличие схемы до сих пор мало кому удавалось. По их словам, это дело — прорыв в практике, тем более с учетом беспрецедентной суммы. Между тем, отмечают они, у физлица может не хватить имущества для выплаты 8,6 млн долларов.