Агентству по страхованию вкладов (АСВ) так и не удалось привлечь к материальной ответственности лиц, задействованных в громкой истории о выводе денег из банков Матвея Урина через покупку фиктивных ценных бумаг, наличие которых подтверждалось фиктивными выписками из депозитариев. Это не просто лишает кредиторов банка шансов на возврат своих средств, но и сохраняет депозитарные схемы как вполне рабочий инструмент вывода активов из банков, пишет «Коммерсант».

АСВ как конкурсный управляющий Славянским Банком пытался взыскать с единственного вышедшего живым из этой истории депозитария — ООО «КИТ Финанс» — номинальную стоимость и купонный доход по так и не обнаруженным бумагам, чтобы вернуть в конкурсную массу банка-банкрота около 3 млрд рублей. Разбирательства дошли до Высшего арбитражного суда. С мая по декабрь ВАС реагировал на разные эпизоды этого спора (отдельные иски подавались по разным бумагам) практически одинаковыми отказными определениями.

После смены собственников Славянский Банк в середине 2007 года начал приобретать облигации известных эмитентов. Первоначально бумаги учитывались в депозитарии «Эдвантис Капитал», однако незадолго до отзыва у «Славянского» банковской лицензии (3 декабря 2010 года) из-за обнаружившейся «дыры» в активах банк заключил депозитарный договор с ООО «КИТ Финанс». Бумаги были сняты с учета в «Эдвантис Капитале» и переданы на хранение в «КИТ Финанс». А оттуда — оперативно в депозитарий РГТБ, с которым «КИТ Финанс» по поручению «Славянского» заключил междепозитарный договор.

После отзыва у банка лицензии и его последующего банкротства новое руководство в лице АСВ потребовало от «КИТ Финанса» этот договор расторгнуть, а бумаги хранить самостоятельно. Тут-то и выяснилось, что бумаг у РГТБ нет. И АСВ предъявило требования к «КИТ Финансу», исходя из норм положения о депозитарной деятельности, согласно которым депозитарий, принявший бумаги на хранение, отвечает перед клиентом за их сохранность, а любое соглашение с клиентом, ограничивающее ответственность депозитария, ничтожно.

Между тем суды почти по всем эпизодам дела приняли аргумент «КИТ Финанса». По словам главы совета директоров ООО «КИТ Финанс» Юрия Новожилова, депозитарий РГТБ привлекался по поручению клиента. А согласно письму ФСФР, депозитарий может не отвечать за действия контрагента по междепозитарному договору, если его заключение было сделано на основании прямого письменного поручения клиента.

Это несовершенство депозитарных отношений, закрепленное на высшем уровне судебной практикой, теперь практически любой может использовать в своих интересах, указывают эксперты.