В пятницу Следственный комитет предъявил экс-владельцу «Моего банка» Глебу Фетисову обвинение по уголовному делу за вывод активов из банка (лицензия отозвана 31 января). Официально известно лишь, что обвинение использовало ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество, совершенное группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере»). Но «Коммерсанту» удалось ознакомиться с документами, содержащими детали обвинения. Пока основной эпизод, по версии следствия, — замена хороших активов Моего Банка в виде акций компании Altimo (владела на тот момент чуть менее 50% в Vympelcom Ltd. и 13,2% в Turkcell) плохими — в виде акций компании Spyker. Сумма ущерба превысила 555 млн рублей. О том, что на балансе банка в ходе сделки по его продаже появились акции Spyker, «Коммерсант» рассказывал 24 января, но подробности сделки были неизвестны.

Следствие считает, что несколько лет назад Фетисов безвозмездно передал Моему Банку акции Altimo на сумму около 500 млн рублей. В ходе сделки по продаже банка, которая была закрыта в ноябре 2013 года, структуры Глеба Фетисова выкупили акции у банка. Сама по себе это вполне нормальная сделка, указывают эксперты. Вопросы у следствия вызвала дальнейшая судьба средств, полученных банком за акции.

Как указывают источники «Коммерсанта», эти деньги были перечислены на счета новых владельцев банка (11 физлиц), открытые в Моем Банке. В итоге средства пошли на оплату за полученные банком от новых владельцев акции Spyker Cars N. V. Реальная стоимость этих бумаг с трудом поддается определению. До середины сентября 2013 года акции Spyker NV — нидерландского производителя эксклюзивных спортивных автомобилей — торговались на Амстердамской фондовой бирже (входит в NYSE-Euronext), но затем были сняты с торгов. На последний торговый день капитализация компании не превышала 1 млн евро. По данным «Коммерсанта», цена покупки акций Spyker завышена более чем в 3 тыс. раз, их реальная оценка — менее 200 тыс. рублей.

При этом, по информации источников газеты, полученные за акции Spyker деньги новые владельцы банка перечислили на счет GF Financial Corporation, якобы связанной с Фетисовым, в счет оплаты покупки банка. Таким образом, сделка по покупке банка была проведена фактически за счет средств самого банка через схему замены хороших активов сомнительными, указывают собеседники издания. В этом, по информации «Коммерсанта», и состоит суть обвинений Следственного комитета.

Впрочем, вопрос обоснованности привлечения к ответственности за происшедшее именно Глеба Фетисова остается открытым. По сведениям «Коммерсанта», документы подписывала на тот момент и. о. председателя правления банка Кира Андрианова. По сведениям собеседников издания, знакомых с позицией следствия, она сделала это по указанию собственника, не имея представления о том, что именно стоит за операциями.