История VIP-вкладчиков банка «Первомайский» почти полностью повторяет историю таких же клиентов Мастер-Банка. Более 300 клиентов краснодарского банка уже год пытаются вернуть средства по депозитам «на особых условиях» и не могут найти поддержки в суде. Общий объем средств в банке только части из заявивших о своих требованиях в Следственный комитет превышает 1 млрд рублей, из них самый крупный вклад — 40 млн рублей. Об этом пишет «Коммерсант», изучив определение апелляционной инстанции Краснодарского краевого суда от 11 марта.

После отзыва лицензии у Мастер-Банка к Агентству по страхованию вкладов (АСВ, конкурсный управляющий банком) начали обращаться клиенты, чьи средства не были отражены на балансе банка. Таковых в АСВ сейчас насчитывают не менее 30 человек, а объем их требований оценивается в 1 млрд рублей. Однако внести таких вкладчиков в список кредиторов АСВ не может, так как сведения об их вкладах в банке отсутствуют, а у самих клиентов нет документов, подтверждающих внесение средств на счета.

Вкладчики «Первомайского» в отличие от клиентов Мастер-Банка приходно-кассовые ордера все же получали. Но выяснилось, что форма договора вкладов, как и ордеров, а также процентная ставка у них нетиповая и не утверждена правлением банка. Одна из судебных инстанций сочла, что нарушение установленного документооборота не снимает с банка обязанность исполнить договор вклада. Но следующая судебная инстанция все же сочла более юридически важной именно форму договора и направила дело на пересмотр. Здесь у банка нашелся новый довод — отсутствие у руководителя геленджикского допофиса Ларисы Голодновой доверенности, указанной в договоре. Расследование уголовного дела по статье «Мошенничество» в отношении Голодновой, возбужденного еще весной прошлого года, продолжается.

В банке решили дистанцироваться от действий своего сотрудника. «Голоднова Л. И., используя здание банка, заключала лично договоры с заявителями и выплачивала им проценты по завышенным процентным ставкам, которых в банке не существовало, — заявила зампред «Первомайского» Татьяна Горшкова. — Каким образом заявители получали проценты по договорам, заключенным с Голодновой Л. И., необходимо узнавать у самих заявителей, банк к этому отношения не имеет».

Клиент банка не обязан проверять доверенности его представителей, так как вправе считать, что должностное лицо действительно уполномочено совершать сделки от его имени, утверждают юристы. Складывающаяся судебная практика, отмечают они, угрожает интересам всех банковских клиентов.