Комиссия при ЦБ по выбору технологической основы для национальной платежной системы (НПС) отложила на месяц принятие решения. За это время претендентам — УЭК, подконтрольной Сбербанку, и «Золотой короне» — предстоит снова подготовить отчет о своей готовности. Впрочем, по сведениям источников «Коммерсанта», реальная причина проволочки — в стремлении возложить ответственность за принятие решения на будущего руководителя оператора НПС, а также в сохраняющемся желании Центробанка строить систему с нуля.

По словам замглавы комитета Госдумы по финрынку Анатолия Аксакова, до сих пор эксперты рассматривали качество самих платежных систем, но остался неизученным вопрос о том, что именно они должны будут сделать, поэтому следует направить обеим системам техзадание, а они представят условия его выполнения. Что еще можно запросить у претендентов, источники «Коммерсанта» предположить затруднились: все уже и так оценено. По словам одного из собеседников газеты, ценовое предложение УЭК превысило 300 млн рублей, а у «Золотой короны» оказалось в несколько раз меньше. УЭК, говорит он, «теперь предлагает не саму свою систему, а консалтинговые услуги по созданию НПС, и что именно она оценила в эту сумму, теперь не совсем ясно». Результаты проведенных обсуждений и анкетирования продемонстрировали очевидное преимущество «Золотой короны» перед УЭК (1,68 балла против 1,5 соответственно).

Впрочем, были и другие причины отложить принятие решения. «За это время будет назначен глава оператора НПС, который и выберет, с какой из систем ему будет удобнее работать, и будет готов за это нести ответственность, это ведь расстрельная должность», — говорит собеседник «Коммерсанта». Вопрос о назначении главы оператора НПС будет решать Национальный финансовый совет, уточнили в ЦБ. Не исключено, что отсрочка продиктована еще и тем, что новый зампред ЦБ, который будет курировать платежную систему вместо уходящей на пенсию Татьяны Чугуновой, — зампред Росбанка Ольга Скоробогатова — выйдет на работу не раньше 17 июля. Принятию решения препятствовал и еще один фактор — сохранение варианта создать систему с нуля, что совсем недавно Банк России оценивал в 9—10 млрд рублей.